Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Трактир «Кабанья голова»
Хогвартс и Магическая Британия > Хогвартс > Хогсмид
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Фред МакКартни
Даже не хотел думать какие мысли были в голове у Саффолка, слишком доволен он был. Решил, что горбатого авада исправит и забыл, что хотел сказать. Нет вспомнил. Общем-то как не хотелось, бы признавать, а доля, правда была в его словах. Но Фреда все равно тянуло кому-то на помощь. Кому-то неизвестному и возможно уже отправившемуся к праотцам. Мрачно, а что сделаешь?
-Просто, а ничего.
МакКартни не мог сказать, что его так сильно волнует судьба «подарка», а еще категорически не нравится «серия Беллатрисы Лестрейндж». Наблюдая за таким вопиющим издевательством, лишь помахал бабульке, застегивая куртку.
-Ну, уж спасибо. Пошел я … В Хогвартс, спать.
Вышел из трактира, глубоко вдыхая свежий воздух.
Витани де Бюр
Наверное, самое мрачное место в Хогсмиде была "Кабанья голова" и именно поэтому Витани решила пойти сюда. Здесь бывает мало народу и никто не должен увидеть ее и Алекса. Неужели это... свидание? Он так легко согласился с ней пойти...

Не смей так думать, дурочка! Он же сам сказал, что виноват и из-за этого идет с тобой! Так что молчи в варежку!

Девушка глянула на парня и незаметно улыбнулась. Она отыскала глазами темный столик, подальше от двери. Ей очень хотелось поговорить с Алексом. Хотя бы расколоть его немного. Слизеринка села за столик, глазами попросив сделать рейва тоже самое. Она развязала шарф и заказала два сливочных пива. Ей было немного неуютно и она оглядела помещение. Салазар, как же сложно начать разговор!

-Так...ты не давал мне пройти из-за того, что был виноват передо мной?-глупый вопрос. Он же может не ответить или ответить, но по-хитрому.
Алекс МеркГур
По дороге в трактир Алекс ругал себя за данное им согласие, он понимал, что опять дает повод Витани, и это его раздражало. Все его попытки отделаться от нее и избежать встреч и столкновений были напрасны, что еще больше заставляло испытывать его неприязнь, если это можно было назвать так, к девочки. Неважно в хорошем или в плохом он прибывал настроение исход их разговора мог быть только один. Эта сложившаяся традиция, которая начинала превращаться в проклятье, причиняла парню некоторые неудобства и сплошные расстройства. Хотя здравый смысл подсказывал, что дело вовсе не в проклятье, а в них двоих, а точнее его непереносимости к де Бюр и в ее противоположных чувствах.
Алекс приземлился напротив Витани, сняв пальто и повесив его на спинку стула, Витани заказала сливочного пива, который Алекс не особо любил и пил довольно редко, но не стал возражать. Это было для него своего рода наказание, которое, как он считал, должен вынести с честью.
МеркГур больше сейчас хотел есть, хотя обстановка в заведении, не особо привлекала его, и что-то ему подсказывало, что еда здесь тоже не столько хороша, как он привык. К этому МеркГур был очень придирчив, он не любил есть много, но основным его требованием было, чтобы еда была хорошая, свежая и желательно приготовленная им самим, другим он это дело не доверял, если не считать бабушки.
Алекс не хотел, чтобы Витани заводила этот разговор, он был ему неприятен, но ему пришлось задавить в себе желание нагрубить или закрыть эту тему, потому что совесть и осознание необходимости решить проблемы не давали им покоя. Он прокашлялся, затем обратился к Вит:

-Может, закажешь что-нибудь поесть, хотя не думаю, что здесь готовя что-нибудь съедобное, - скептически заметил он, затем осекся и все-таки решил ответить на вопрос девочки:

-Да, в какой-то степени, но не думай, я делаю это не для тебя, а для успокоения собственный совести, которая, что бы ты там не думала, у меня есть, - сказав это, парень начал разглядывать свои руки, красные от холода.
Витани де Бюр
-Поесть? О, я не хочу, а ты я думаю не захочешь есть местную стрепню.-ухмехнулась Вит. Ну вот. Она вернулась. Та самая де Бюр, которая всегда действовала на нервы Алексу. Но сейчас ей этого не хотелось. Ей хотеловь поговорить с ним нормально.

-Совесть? Хорошо, я верю.-развела она руками.-Иначе бы ты не успакаивал меня на дороге, ведь так?

Она глянула на него, пытаясь уловить его реакцию. Все-таки она несовсем разлюбила его. Это доказывают те порывы, которые она испытывала сечас на дороге и тогда в подземелье. Не разлюбила, но любит уже не так как раньше. Что-то ушло... Подошел хозяин трактира и поставил на стол их пиво. Вит с улыбкой кивнула мужчине и снова посмотрела на Алекса, глотнув напиток. А, необычайный вкус, который она пробывала давным давно в детстве.

-Слушай, Ал, ты ведь лондовец? Или нет? У тебя фамилия какая-то не британская... Кто твои родители?-Вит говорила непринужденно, словно знакомилась с человеком.
Алекс МеркГур
Витани сидела напротив него и похоже прибывала в каком-то неоднозначном, немного задуманном, но все же в хорошем настроение, словно не она стояла и плакала на дороге, тем самым вызывая жалость у Алекса. Это раздражало. Вообще Алекс замечал, что на свете было очень много вещей, которые его раздражали, словно он был старик, проживший тяжелую жизнь. Алекс пристально смотрел на девочку, крутя в руках кружку с пивом, но не делая попыток выпить его, он ждал что же будет дальше, это становилось интересным.
После ее слов Алекс понял одно, либо она была совершенно лишена гордости, либо была чрезмерно добра и незлопамятна, и одно и другое ему было не понять. И собственно говоря, к чему все эти попытки? Неужели хочет снова попытать удачу и стать его другом? Это и вправду было забавно, как люди могут снова и снова биться головой о закрытую дверь, не обращая внимания на боль и сопротивление.

Алекс усмехнулся:

-А что разве все Британцы живут в Лондоне? И с чего ты вообще сделала такой вывод? – он оскалился и принялся рассматривать кружку, - Она не Британская, возможно, потому что я Швейцарец, но живу в Англии. С чего ты это спросила?
Витани де Бюр
Значит швейцарец? Витани усмехнулась сама себе, глядя в кружку с пивом. Хоть что-то удолось выяснить. Это обнадеживало. Продолжим. Вит снова подняла на него взгляд.

-Просто интересно. Фамилии многое могут рассказать о человеке. Так тогда где ты живешь? И ты так не ответил кто твои родители. Кстати, братья или сестры есть? Хотя я уверена, что нет.-слизеринка снова усмехнулась. У такого человека, как Алекс их не могло быть. Иначе бы перед ней сидел бы другой человек.-Возможно, бабушки и дедушки?

Она, ожидает от него любого ответа, пусть и не правдивого, и она специально произнесла:

-Это же так легко. Моя фамилия, например, имеет французские корни. Французы были у меня в предках, mon chéri.-Вит усмехнулась.- Родилась в Лондоне и всегда там жила по сей день. Родители работают в Минестерстве и очень чтят чистокровность.-де Бюр поморщилась при упоминании родителей.-Братьев нет и сестер тоже. Как и бабушек с дедушками.

Девушка снова опустила взгляд на кружку. Упоминание о бабушке было грустным, но лицо не выказывало этого.
Алекс МеркГур
По каким-то необъяснимым причинам девочка посмеялась над тем, что он сказал, но Алекс не заострял на это внимание. Кто знает, что в голове у этой девчонки? Сейчас ему вовсе не хотелось гадать о ее мыслях. Он просто жертвовал своим желаниями в искуплении своей вины и поэтому решил безропотно отвечать на любые вопросы, не затрагивающие тайную сторону его жизни.

И почему собственно спрашивается она говорит ему это, он вовсе не спрашивал ее о фамилии или о ее роде, ему это было неинтересно, но как всем известно, женщины любят говорить о себе, в независимости от ситуации. Однако больше всего возмутил тон с котором она это сказала, словно он делал что-то не так и она пыталась его научить.

Затем де Бюр спросила про его родителей, это была больная тема для него, однако он не стал ее винить в этом, она же не могла угадать, да и к тому же он был весьма миролюбиво настроен по отношению к ней и к людям в принципе.

-Почему это ты так уверена в том, что нет? Кстати, моя мать наполовину англичанка, работает в больнице для волшебников в Женеве, если конечно, она оттуда не ушла, а отец в Министерстве, хотя бог его знает, живу я в пригороде Лондона, с бабушкой, будут еще вопросы? – усмехнулся Алекс.
Витани де Бюр
Она сама не понимала зачем рассказывает все это МеркГуру. Хотя... Затем, чтобы войти к нему в доверие? Пф,пора запомнить, что это бесполезно. Вит вздохнула и снова посмотрела на Алекса. Она поняла, что родители для Ала больная тема, как и для нее. Неужели что-то общее? И его отец возможно тоже работает в Министерстве. Может ее родители знакомы с его отцом? Возможно, смотря в каком секторе он работает. Витани глотнула пива и посмотрела в окно. Начался снегопад. Де Бюр любила снег. Хотелось побыстрее выйти на улицу...но тут он. И нужно с ним еще немного пообщаться. Она снова посмотрела на Алекса.

-Почему нет братьев и сестер? Интуиция.-девушка загадочно улыбнулась.- Так...значит ты не живешь с родителями? Счастливчик. Я бы тоже была непрочь снова пожить с бабушкой. Не приютишь?- Вит тихо засмеялась.-Шучу. А друзья? Ты так их и не нашел?

Витани не считала себя другом Алекса. Они просто противоположны, у них из общего только хорошие отношения с бабушками. Да и МеркГур сам как-то сказал, что не считает де Бюр своим другом. Но он же не только с ней общается. Должен же хоть кто-то завоевать его дружбу!
Алекс МеркГур
Алекс знал, как Витани относиться к нему понимал, что в ее положение, она не станет использовать что-то против него или рассказывать кому-то, не смотря на все ее недостатки, она производила впечатление человека, который умеет молчать. Поэтому не смотря на весьма предвзятое отношение к девочки, он мог ей доверять, он сам не понял, как пришел к такому выводу.
Он поднял глаза и заметил, что де Бюр все время пристально изучает его, не сводя взгляда, ему стало немного некомфортно от этого.
Слова, сказанные Витани затем, очень поразили Алекса, и не смотря не его доверие к Витани, вдруг отдалило их снова. Он еле сдерживал себя, а внутри у него тем временем все начинало закипать. Его так возмущали слова Витани, поэтому он сделал равнодушно лицо.

-Ты понимаешь, что ты говоришь? Ты еще такой ребенок, как это типично. Что ты знаешь о жизни, ты думаешь, без родителей так уж легко, если ты и вправду так думаешь, то могу сказать ты ошибаешься, а в этом случаи нам просто не о чем говорить, - он отвернулся, затем добавил, - У меня нет братьев и сестер, но это не значит, что ты такая умная и догадливая.

Алекс направил свой взгляд в одну точку и не сводил его оттуда. Этот разговор задевал его за живое, ворошил в нем старые переживания, причинял боль. Он не любил говорить об этом, потому что любое упоминание о его семенной ситуации причиняло ему боль. Он смирился с произошедшем в его семье, но боль осталась. Возможно, именно его детство, проведенное в семье, сделало его таким человеком, может, имел бы он нормальную семью, родительскую заботу, его бы жизнь сложилась по-другому, но это было невозможно. Ничего нельзя было изменить.
Витани де Бюр
Алекс слишком резко отреагировал на ее слова про родителей и Витани немного испуганно посмотрела на него. Она даже откинулась на стуле, чтобы оказаться подальше от парня. Значит...ему их не хватает. Тут у них уже разные ситуации. Он любит своих маму и папу, а Вит... Лучше ей умолчать об этом. Девушка нервно сглотнула, но придвинулась обратно к столу.

-Прости, Алекс. Но это означает, что у нас совершенно разные ситуации с родителями. Я была воспитана бабушкой. Именно она научила меня всему, что я знаю, а не те люди, которые называют себя моими родителями. Они просто откинули меня. Вообщем, это долгая история. А ты...ты ведь скучаешь по своим родителям. Я вижу. Ты...расскажешь мне? О том, что у вас произошло? Возможно, что тебе станет легче. Но я не навязываюсь. Я знаю, что ты не очень доверчив.

Витани серьезно посмотрела на рейва, смотрящего в окно. Что же у него на душе?
Алекс МеркГур
Алекс похоже испугал девочку своей реакцией на ее слова. Возможно, он слишком погорячился, в конце концов, что он мог ждать, разве он был в праве требовать что-то от нее? Ведь она была ребенком, да и к тому же, не знала ни его, ни истории его жизни. Она вообще ничего по сути не знала о нем.
Парень вздохнул, и чуть ли не рассмеялся над сказанным девушкой потом:

-Что считаешь меня не доверчивым? Правильно считаешь, но с чего ты взяла, что я буду доверять тебе? Думаешь, я со всеми такой? Кстати ты спрашивала про друзей, у меня есть друг, мисс Фарелл, знаешь такую, - Алекс не знал зачем он упомянул о Элинеи, ведь они не то, чтобы были хорошими друзьями, их дружба была в прошлом, но и признаться в том ,что друзей у него нет, парень тоже не мог.

-Я могу доверять, но вот я сомневаюсь, что могу доверять тебе, но раз уж я отбываю наказание, мне придется отвечать на твои вопросы, это так ужасно, - вздохнул Алекс и сделал притворно горькое лицо, - Мои родители, что я могу сказать о них, они словно кошка с собакой, удивительно, как они вообще умудрились пожениться и завести ребенка, если еще брать в учет их родителей, которые так же друг друга терпеть не могут, и только разжигают конфликты. Ты говоришь, что без родителей лучше, может ты и права, во всяком случаи я не смог так жить все время, и мои родители, к счастью имели хоть остатки рассудка, поэтому и отправили меня к бабушки, она мне не совсем родная, какая-то очень дальняя, но жизнь меня убедила, что это не так важно, - сказав все это, Алекс откинулся назад и глотнул пива, ожидая реакции Витани.
Витани де Бюр
Девушка фыркнула. С чего она взяла, что он будет доверять ей? Да ни с чего. Она просто попросила рассказать. Мог бы и не рассказывать. Упоминание о мисс Фарелл дало Витани смутное воспоминание о темноволосой девушке, которая была старше де Бюр и училась на Рейвенкло. И...Эммилина вроде о ней как-то говорила. Ах да! Витани вспомнила, как вместе с Ламберт готовила зелье болтливости в выручай-комнате для этой самой Фарелл и для Северины. Девушка кивнула и дослушала Алекса.

Ситуация и правда оказалась совершенно другой. Вит не представляла каково находится на месте МеркГура. Между двумя огнями. Особенно если эти огни твои родители. Она вгляделась в Алекса. Он всем своим видом показывал, что ему наплевать, но было видно его боль. Де Бюр опустила взгляд на кружку, повертев ее в руках. Что ему сказать? Жалость он не примет, это точно. Особенно от нее. Вит невесело усмехнулась и, допив свое пиво, поставила пустую кружку на стол.

-Крепись.-произнесла она, вытерая губы.- Это наверняка лучше,чем находится, как в плену у себя дома.

Слизеринка имела ввиду себя. Она жила дома словно не с родителями, а с чужими людьми. Ее спасало только то, что она научилась играть для них идеальную дочь. И тогда они были готовы сделать для нее что угодно. Только в Хогвартсе Витани могла быть самой собой. Настроение стало хуже, чем было до этого.

-Допивай и пошли отсюда.-хмуро произнесла она, подумав, что на сегодня хватит информации.
Алекс МеркГур
Витани постоянно кидала какие-то не совсем понятые фразы по поводу своих родителей, и Алекс не мог вникнуть в суть дела, да и не особо пытался, его вообще мало интересовала ее персона, как он сам был убежден. Все эти откровения были направлен на то, чтобы загладить свою вину и решить все непонимания. Алекс даже удивился, когда девушка так быстро свернула из беседу и предложила покинуть заведение. Возможно, ее удручало обстановка этого места, как и Алекса. Ему оставалось только гадать, а может она просто испугалась чего-то…В принципе Алекс не пытался понять причин, он просто послушно следовал за ней, у него была своя цель, которую он почти достиг и решил совершить последний этап, чтобы недомолвок не оставалось.

-Хорошо, в таком случаи, пойдем прогуляемся, мне надо еще кое о чем с тобой поговорить, - загадочно сказал МеркГур, накидывая на свои плечи пальто.

Он молчал и думал, как бы разъяснить их отношения с Вит, не обидев ее, он раз и навсегда хотел покончить этим, чтобы не усложнять жизнь не себе не де Бюр.

-Думаю, опушка – хороший вариант, ты же напротив? – Алекс слегка улыбнулся и направился к выходу. Он выбрал такое уединенное, и в тоже время красивое место, чтобы спокойно поговорить, к тому же оттуда открывался хороший вид на замок.
Витани де Бюр
***
Витани пришла в трактир и огляделась, ища среди поситителей знакомое лицо. Что же могло произойти такого, чтобы Аллегра вызвала ее из Хогвартса? В голове девушки вертелись разные мысли, но ни одна как бы не стала для нее аргументом. Немного прищуривщись, Вит отыскала женщину, которая сидела за дальним столиком. Вид у нее был весьма озобоченный. Слизеринка быстрым шагом направилась к ней. Сердце бешенно застучало. Неужели что-то и правда серьезное? Вит села напротив Аллегры.

-Здраствуйте.-ей это напомнило встречу в "Котле".-Было необычно получить от вас письмо... и увидеть здесь. Что-то случилось?

Хоть письмо и было коротким, которое де Бюр получила от Кэрроу,но оно также веяло тревогой. И птица...с такими жалостливыми глазами, что аж противно стало... Все это, как казалось не предвещало ничего хорошего, но слизеринка не подала виду и внимаетльно посмотрела на Пожирательницу.
Аллегра Кэрроу
Аллегра пребывала в замешательстве. По лицу вошедшей в трактир девушки нельзя было сказать, что она знает о случившейся трагедии, что подтверждало самые худшие опасения Кэрроу. Ей предстояло рассказать о гибели ее родителей, четы де Бюров, которые провалили задание, подробностей которого никто не раскрыл, за что и поплатились жизнями. Когда Рабастан между делом сообщил о похоронах, назначенных на завтрашнее утро, Аллегра тянула до последнего, прежде чем связаться с Витани, просматривая сводки новостей. Но ни в одном из заголовков не говорилось ничего об их смерти. Не может же девочка остаться в неведении и узнать о трагедии, вернувшись домой на каникулы. Аллегра просто не могла допустить этого, потому что когда-то и сама узнала о смерти матери далеко не из письма отца, а только когда вернулось в Кэрроу-Эстейт после Выпускного бала. Что ж ...

- Здравствуй, Витани, - пожирательница помедлила, прежде чем ответить на заданный вопрос, наблюдая, как слизеринка усаживается напротив и с тревогой ждет ответа. Глубоко вздохнув, Кэрроу открыла было рот, желая донести до ее сведения о кончине родителей в какой-то омерзительной официальной форме, но так и не смогла произнести ни звука. Какими бы ни были отношения между де Бюрами и Витани, она не заслуживала такого.

- Витани, мне очень жаль... Твои родители погибли вчера. - не поднимая глаз от чашки дымящегося кофе, произнесла Аллегра, - Я не знаю как и при каких обстоятельствах, я думала, что ты уже в курсе, но, по всей видимости, власти и пророк об этом попросту не знают. Поэтому я здесь. Приношу свои соболезнования.

Прохладная ладонь Кэрроу накрыла маленькую ладошку слизеринки и легко сжала, будто подбадривая, будто говоря " Не бойся, ты не одна."

-Похороны завтра в Ассанте.
Витани де Бюр
Слизеринка вслушивалась в слова Аллегры, словно пытаясь понять их суть. Что? Погибли? Это шутка,да? По спине пробежался холодок и Витани нахмурилась, пытаясь осмыслить слова Кэрроу. Холод с руки Пожирательницы словно передался де Бюр и ее рука тоже стала холодной. Осознание того, что она осталась одна пришло не сразу, но так дало по мозгам, что девушка ошарашенно посмотрела на Аллегру. И куда ей теперь? Где она будет жить? С кем? Эти вопросы волновали ее.

Печали о родителях словно и не было. Девушка часто задумывалась, что с ними может такое произойти с их двойной жизнью. Такое ощущение, что де Бюр с детства готовилась к этому. Глаза Витани стали тусклыми, но ни одна слезинка не появилась в глазах. Вит нуждающе сжала руку Аллегры в ответ.

-Что мне теперь делать?-тихо произнесла слизеринка.-Я же теперь осталась одна... У меня же только из близких родственников сводная сестра и ее отец. Но я не хочу с ними жить. А остальные только дальние...

Похороны. Витани ненавидела это слово. Тем более похороны ее родителей... Ассанте. Вроде как слышала об этом поместье... Но что это за место на самом деле она не знала.

-Почему в Ассанте? Где это? -также тихо спросила она.
Аллегра Кэрроу
- На каникулах можешь пожить у меня, пока социальный отдел Министерства не решит вопрос об опекунстве.- Аллегра не сказать, что была в шоке от того, что Витани не выразила сожалений по поводу утраты родителей, не показала ей ни одной слезинки, просто была озабочена вопросами насущными, которые должны волновать любящих детей во вторую очередь. Однако, слизеринка не была простым ребенком, как и Аллегра, и не знай пожирательница об ее отношениях с родителями, она бы ужаснулась такой сухости и безразличию.

- Ассанте... это наш второй дом. Я думаю, что смогу тебя провести на похороны, ты имеешь полное право проститься с родителями, кем бы они ни были, - тихим голосом произнесла Аллегра, не отпуская руки слизеринки. Кэрроу не смогла сказать "должна проститься". Это де Бюры должны были озаботиться будущим дочери, зная, что играют в опасные игры, а Витани ничего не должна им. Но если она не простится как подобает, по прошествии нескольких лет она будет жалеть об этом.

- Я зайду к работникам этого отдела, чтобы попросить решить твой вопрос как можно быстрее и в твоих интересах. Какое бы решение они не приняли, тебе придется смириться и потерпеть до совершеннолетия. Будь готова к тому, что дело об опекунстве ребенка ..из такой семьи могут передать в суд, то есть прямиком на мой стол. - Аллегра ободряюще улыбнулась и, найдя взглядом официанта, попросила принести горячего шоколада. Витани было необходимо согреться и снять этот жуткий спазм, который сковал ее лицо и тело, делая похожей на ледяную скульптуру.
Витани де Бюр
Витани нервно сглотнула и кивнула. Проститься с родителями... От этого словосочетания пробежали мурашки. Она почти каждый день прощалась с ними не словами, но мысленно. Каждый раз когда они уходили из дома пусть на работу или на задание. Слизеринка словно знала, что с ними что-то произойдет, но она не была готова к тому, что это произойдет, когда она будет в Хогвартсе...

"Ассанте...это наш второй дом". Эти слова Вит поняла моментально. Их дом. Дом Пожирателей. Значит они все там будут? И Темный Лорд? И ей удасться увидеть того на кого работали ее родители? Точнее кому они служили. Губы де Бюр плотно сжались. Было как-то не по себе от мысли, что она встретится с этим человеком, ведь она не признавала его идеалогии...

Хозяин трактира принес шоколад. Слизеринка благодарно кивнула. Она боялась выпустить руку Кэрроу,словно боялась, что та уйдет и оставит ее одну. Другой рукой она взяла кружку и сделала глоток. Напиток отказывался согревать. Услышав что ей предлагают пожить в чужом доме Вит благодарно посмотрела на Пожтрательницу. Следующая новость тоже согревала.

-Спасибо, Аллегра. Вы многое для меня сделаете.- слабо улыбнулась де Бюр.
Аллегра Кэрроу
- Пока не за что, Витани. - грустно улыбнулась Кэрроу и еще раз сжала руку девушки, - Чтобы ты знала, если тебе нужна помощь, или просто захочется с кем-то поговорить, ты всегда можешь прийти ко мне, только пусть это останется нашей маленькой тайной.

Аллегра прекрасно понимала, что ее не погладят по головке, если узнают, что она пригрела под своим крылом студентку. Но есть одно но, эта дочь Пожирателей смерти, значит и их дочь тоже. Она не может себе позволить оставить слизеринку один на один с проблемами. Нет, она конечно же не питала надежд, что Витани станет частью их семьи, приняв Метку, даже наоборот, несколько опасалась такой вероятности, но все, что она сможет сделать для нее, она сделает.

- Дорогая.. тебе нужно сегодня выспаться. Завтра в 8 утра я буду ждать тебя у ворот Хогвартса. Я сообщу директору, что тебя не будет весь день, можешь не беспокоиться об этом. - Аллегра все так же успокаивающе улыбалась и сжимала ее ладонь, - Ты мне обещаешь, что постараешься лечь сегодня сразу, как вернешься? Я бы могла тебя забрать сегодня к себе, но мне нужно вернуться... мне нужно закончить бумажные дела на работе. А завтра я побуду с тобой после..после похорон, мы зайдем ко мне и ты выберешь комнату.
Витани де Бюр
Витани продолжала молча кивать на слова женщины. В один момент изменилсь ее жизнь. Словно что-то взяли отрезали, что-то из жизни. Хотя... эта часть и так была порвана. Родители висели на ее полотне жизни всего лишь на одной веровочке. И вот эту веревочку и отрезали.

-Хорошо, обещаю.-произнесла слизеринка, не уверенная в своем обещании. Нужно было спешить. Нужно было заснуть и забыться. Но она не хотела уходить. Не хотела оставться одна. Не хотела отпускать руку Аллегры.

Ты должна быть сильной...

Эта мысль заставила выпусть руку Пожирательницы и встать. Витани посмотрела ей в глаза. Такие понимающие, сожалеющие, добрые... Де Бюр слабо улыбнулась.

-Спасибо... Я буду ждать вас завтра. Только...-Вит запнулась и не договорила. "Только не покидайте меня."-хотела она сказать, но промолчала. Хотела казаться сильной. Девушка вздохнула и, бросив прощальный, печальный взгляд на Аллегру, побежала в школу.
Витани де Бюр
***

Слушайте, "Кабанья голова" стала для Витани типо любимым местом. Потому что она в "Три метлы" ходила всего два раза от силы. А этот трактир, словно дом для нее. Каждый раз слизеринка оказывалась здесь с кем-то. С Алом... С Аллегрой. Разговоры проходили здесь. И сегодня предстоял еще один. С Мортелем. С человеком, которому можно доверять, не смотря на то, что Вит не знала его хорошо.

Девушка пришла в трактир и нервно огляделась. Его нет. Черт. Наверняка где-то задержался. О, Салазар, де Бюр надеялась, что никто ничего не понял по ее письму, а Дэмиан догадался, что она позвала его не из-за любви великой, а по делу. Он же умный. По крайней мере таким выглядел при их встрече. Девушка прошла к дальнему столику, за которым однажды сидела она и Кэрроу. Заказав кофе, чтобы не привлекать внимания, слизеринка уставилась на дверь, нервно теребя мантию. Где его носит?

То что Витани убила Алекто просто убивало ее мозг. Она ходила по школе в полном страхе, что кто-то из учителей-авроров догадается. Особенно Софи. Если она узнает, де Бюр точно не поздоровится. Она и так под подозрением у дЭтамп. Каждого шороха вокруг, Вит шугалась, как мышь. Змея стала мышью. Какой позор...
Дэмиан Мортель
Кабанья голова, Кабанья голова... Где, черт побери, эта дрянная забегаловка?? А что она дрянная, Дэмиан убедился сразу, как вошел в трактир. Фу... его французское чувство прекрасного было моментально оскорблено. Грязные полы, невыносимая вонь, странная публика и Витани, притаившаяся в углу за неприметным столиком. Торопливо преодолев разделяющее их расстояние, Мортель уселся за стол и воззрился вопрошающим взглядом на де Бюр.

- Так. Соскучилась, говоришь? Отчего-то мне с трудом верится. Выкладывай, что за выходка на этот раз? - И правильно, что она выбрала публичное место, где он не сможет надавать ей оплеух, а чуяло его сердце, что Витани натворила что-то из ряда вон.

Долой шарф и пиджак.

- Двойной виски, будьте добры,- крикнул он бармену, предвкушая серьезный разговор. Без стимулятора ну никак не обойтись. А, кстати, почти кузину как бы тоже надо угостить, - И сливочное пиво, что ли...
Витани де Бюр
А вот и он. Суров. Черт. Значит догадался, что речь будет не из приятных. Слизеринка вздохнула и уставилась в свой кофе. Ее пробрала дрожь. Она обняла себя, что перестать трястись. Как ему сказать? Девушке в последнее время снились кошмары и это отлично отразилось на ее лице. Синяки под глазами, бледность... И все чаще эта дрожь...

Убийство Кэрроу хорошо запомнилось в памяти Вит. Она никогда не забудет, как в родном поместье Аллегры убила ее тетушку. Убила! Обычным медным подсвечником! Как так можно было умудрится? Лишь одна мысль успокаивала Витани. Алекто хотела ее убить первая, обокрасть Аль и она Пожиратель, который заслуживает смерти. Но как это докажешь остальным? Именно поэтому Вит позвала Дэмиана. Никому она не могла это еще рассказать. Даже подругам. Особенно им. Не хватало их сюда еще втягивать. А Аллегра... Аллегру нельзя беспокоить пока она в опасности и... Слизеринке не хватит смелость сообщить о том, что убила тетку любимой кузины.

-Дэмиан, говори потише! - шикнула Вит, нервно оглядываясь.- Спасибо, у меня есть кофе..

Девушка вздохнула, собираясь с мыслями, помассажировала переносицу, она вновь посмотрела на мужчину. Ну и как сказать? Как? Давай, так как ты умеешь. Соберись. Серьезный взгляд зеленых глаз был направлен на француза.

-Я убила Алекто Кэрроу.- произнесла девушка одними губами, чтобы этого никто не услышал. Никто, даже она.
Дэмиан Мортель
Получив заказанный бокал, Мортель успокоился и даже как-то подобрел. Почти был готов улыбнуться и порадоваться очередному наискучнейшему дню, фальшивому пению пернатых за окном и почти пустому кошельку. Его философское отношение к суровой реальности всегда выручало, даже в самых патовых ситуациях, заставляя людей верить в его безграничный оптимизм. Но глаза напротив, выражающие испуг и смятение, подтолкнули его к мыслям о проблеме, очевидно имеющей масштабы вселенской катастрофы.

- Ты уби... - Мортель вглядывался в движение губ девушки, пытаясь уловить смысл, - Что??! Да ты спятила-так шутить, - вырвалось оскорбленное шипение. Дэмиан рассердился. Вовсе не смешно заманивать его в вонючий трактир рассказами о бескорыстной любви, а затем проверять на прочность его нервы подобными высказываниями. Однако что-то ему подсказывало, наверное все та же печень, что Витани совсем не расположена шутить и этот ее испуг..слишком натурален и не похож на наигранность.

- Мерлинова борода, только не говори, что ты использовала магию..- Алекто его совсем не волновала, да и славно, что эта стервозина, наконец, получила свое. Да еще и от кого? От несовершеннолетней ученицы. Хороша ведьма, что сказать, - Я надеюсь, ты сообразила прибрать за собой?

Не то, чтобы Мортелю было чихать на душевное равновесие девушки, просто если сейчас он ударится в расспросы, утешения и успокоения, то малышка совсем поникнет. На ней и так нет лица, поэтому старый добрый цинизм - лучшее лекарство от всяких там мук совести и чувств вины.
Витани де Бюр
Витани наблюдала за Мортелем, обняв себя. Ее словно холод пробирал, пусть и погода была просто чудесной. Она пыталась успокоить дрожь, которая была вызвана явно не холодом. Нет, что вы! Светило прекрасное солнце, которое ласкало своими теплыми лучами посетителей. Но не Витани. Она сидела в тени, куда лучи не доставали и была похожа на вампира с ничего не выражающим лицом. Лишь глаза могли выдать усталость из-за ночных кошмаров и страх. Приделайте ей клыки и точно будет вампир.

Ха... дошло что она сказала? Дэмиан тихо и грозно шипел. На губах Вит появилась усмешка и она закатила глаза. Не верит. Конечно, малолетка не могла грохнуть такую ведьму, как Алекто. Такую могущественную. Де Бюр и сама не могла в это поверить, но тело Алекто с пробитой головой, которое снилось слизеринке в кошмарах, не давало покоя и де Бюр убеждалась с каждым разом, что это все-таки правда.

Девушка молча кивнула на остальные вопросы мужчины. Конечно же, она не тупица, чтобы использовать магию и не прибрать за собой. Неужели не мог сам догадаться? Если бы она использовала магию, то сейчас бы уже не разговаривала с ним. Иногда Мортель казался таким бестолковым... Или это только сейчас, потому что Вит смертельно устала? Девушка выпустила себя из объятий и взяла чашку с кофе, думая что оно ее согреет. Несколько глотков... не помогает.

-Что мне делать, Дэмиан?- прошептала она.- Мне не к кому больше обратиться.
Джастин Сэрпэнт
Джастин прогуливался по Хогсмиду. Ему, вдруг, захотелось выпить. Он зарулил в самое ближайшее и самое подходящее для этого дела заведение. Как только он вошёл в "Кабанью голову", он тут же увидел Витани. Одет он сейчас был в мантию с длинными рукавами и с капюшоном. Витани при всём желании не смогла бы рассмотреть его лицо. Он сел за самый ближний столик к тому, за которым сидела девушка с незнакомцем. Какие-то странные речи. Парень кричал что-то про магию... Но эта фраза... Эта незаконченная фраза: "Ты уби..."!

"Ты уби... что это может означать? Неужели... Убийство? Это интересно. Надо бы послушать."

Джастин умел быть незаметным. Вот и сейчас, заказав бутылочку огневиски, он ничем не отличался от десятка других посетителей таверны.
Он налил немного спиртного в не совсем уж чистый стакан, точнее в совсем не чистый стакан, и осторожно глотнул.
Дэмиан Мортель
- Ты уже сделала, - съзвил Мортель и уничтожил напиток, тут же подав бармену знак повторить, - Я надеюсь, леди Кэрроу не в курсе? К слову, о ней, о родимой. Сколько прошло времени с вашей последней встречи?

Оглядевшись, Дэмиан постарался поумерить свое разыгравшееся воображение, считающее, что в каждой безликой фигуре притаился аврор. Ведь он же пойдет как соучастник преступления, и как в нем разочаруется графиня Сомерсби, узнай она о его хобби няньки. Мерлин великий, о чем он думает? Девчонку колотит нервная дрожь, трясется все, что может и не может трястись, только глаза по-прежнему смотрят жестко и требовательно, хоть и через пелену отчаяния. Знаком ему этот взгляд, не сулящий ничего хорошего. А он тут о карьере размышляет. Как это низко и цинично.

- Возьми себя в руки...хотя, судя по всему это не помогло, - скептически оглядев Витани, обхватившую себя руками, Мортель горько фыркнул и вздохнул, продолжив уже на пол тона ниже, - Успокойся. Тебе ничего не грозит, потому что ни я, ни она не позволим. Аллегра имеет достаточно власти и возможностей исправить положение.

Жестко поставив перед ее носом только что принесенный бокал с виски, он сердито зыркнул на замешкавшегося официанта, и тихо буркнул:

-На вот, это очень поможет согреться и прийти в себя. И нет, я тебя не спаиваю и не совращаю, просто пытаюсь помочь. Как умею.

Да-а, Дэмиан, нянька из тебя никудышная... Хотя он руку готов был отдать на отсечение, что Аллегра сделала бы тоже самое. Только, жаль, ее тут нет, и посему выбирать метод воспитания и успокоения он будет самостоятельно, как ответственный за золотую шкурку.
Витани де Бюр
Девушка тихо зарычала, когда съязвил Мортель. Спасибо, утешил. Она даже стала сомневаться, что обратилась к нему.

-Конечно, не знает!- громко шикнула Витани.- Мне...я не смогу ей об этом сказать. Слишком...- ком застрял в горле и она не смогла продолжить. - Я... я не помню. Давно. Мы виделись здесь. В хижине.

Девушка вспомнила обстоятельства встречи. Возможно, последней встречи. Слизеринка перевела взгляд на грязное стекло. Не ной. Только не при Мортеле. Только не при этом циничном человеке, который тебя не пожалеет, а лишь подольет ложку дегтя. Хотя...может оно и лучше. Ты же не любишь, чтобы тебя жалели. Нет, все равно. Держись, девочка. Ты еще встретишь Аллегру. Найдешь. Найдешь, чего бы тебе это не стоило.

-Какой власти, Дэмиан?! Где?! В Министерстве или у Того-кого-нельзя-называть?!- яростно прошипела де Бюр.- Ей нельзя говорить! Если она узнает, то...-слизеринка поникла.- То я не знаю, что будет. Это ведь ее тетя, а я ее...

Девушке снова стало не по себе. Она снова обняла себя. Черт, сколько это будет продолжатся? Всегда? Похоже, что так. Ей никогда не искупить вину перед Аль. Что может исправить убийство? Ничего. Шестнадцатилетняя преступница, черт возьми. Интересно, таких сажают в Азкабан? Хах, прекрасно, будут с Кэрроу в одной камере... Нет! Алли спасется. Пусть даже Витани придется сидеть одной в этой чертовой тюрьме.
Виски... А, она знает его эффект. Взяв быстро предложенный бокал, де Бюр выпила его до половины и немного закашлялась. Чертов алкоголь...
Джастин Сэрпэнт
Речь зашла далеко... Слишком далеко... Настолько далеко, что Витани вспомнила тёмного лорда. Разговор становился всё интересней.

"Аллегра... Кто она такая, что у неё есть власть в министерстве и у тёмного лорда. Неужели пожиратель?"

Джастин налил ещё напитка в стакан. Теперь уж он точно никуда не уйдёт.

"А что если... Было бы неплохо стать Пожирателем Смерти. Власть... Свобода и... Тьма. Бесконечная тьма. Тёмная магия..."


Джастин сидел и слушал. Ему интересно было, что же произойдёт дальше.
Дэмиан Мортель
Удивившись, что Витани на этот раз не отказалась от алкоголя, Мортель подождал, пока та придет в себя и обдумает, хорошенько обдумает то, что только что сказала. Посовещавшись со своей совестью, он все же решил облегчить ее муки совести и раскрыть страшную правду.

- Ты только не бей меня, ладно? Но леди Кэрроу вряд ли расстроится, уж поверь...она терпеть не могла Алекто и странно что не убила ее сама, как и своего папашу... - едва слышным шепотом произнес мужчина, и неожиданно опомнившись, замолчал на пару секунд, - Ой, ты же ведь знала об этом?

Да, Аллегра его четвертует, если он по своей неаккуратности разболтает все ее секреты. Интересно, а что она знает о Бармалее, и его истинной сущности? Так, лучше все же не поднимать эту тему от греха подальше, а то Витани не выдержит. Вернувшись мысленно к началу разговора, он нахмурился и скомкал ни в чем не повинную салфетку.

-Плохо, очень плохо, от нее нет вестей с того самого дня, как она предупредила меня о тебе и отправилась в Хогсмид. Тебя кто-нибудь расспрашивал о ней? - Дэмиана по сути не так уж и заботила судьба Кэрроу, потому что если ее посадят, то заслуженно. К сожалению, в этой жизни за все приходится платить, как ни крути. Сомнений нет, что она извернется так, чтобы авроры поседели от натуги и стараний раскрыть навалившиеся дела, только вероятность, что на нее повесят не только ее преступления очень велика, и скорее всего закончится это казнью. Печально. Всю оставшуюся молодость он будет нянчиться с де Бюр и пытаться очистить свою репутацию. Впрочем, у него и не так уж много важных дел, а постоянной спутницы и подавно, посему - смысл сокрушаться по поводу грядущих событий. Что-то так поживешь в этой стране и станешь совсем промороженным насквозь куском мяса, не способного на какие-либо эмоции. Или тут воздух такой...блокирует ген эмоциональности?
Витани де Бюр
Алкоголь хорошо воздействовал на нервы. Он словно смазывал все раны, душевные раны. Слизеринка отодвину стакан к Мортелю и немного расслабилась, когда выпивка подействовала. Девушка уже не обхватывала себя руками, а сидела нормально, убрав руки под стол. Глаза перестали выражать страх, а лишь некую лень. Де Бюр запила алкоголь кофе, чтобы во рту не осталась неприятного ощущения.

Интересно, почему Дэмиан называет Аль леди Кэрроу? Смешно, словно он ее подчиненный. Не любила свою тетю? Почему? А, можно догадаться. Как можно любить такую ведьму? Значит Вит ничего не грозит? Значит Аллегра будет только рада, что Алекто мертва? Какое облегчение... но лишь на время. А причем тут Амникус? Амникус...

-Что?!- вскрикнула де Бюр и тут же замолчала, отвернувшись к окну, сделав вид, что это не она кричала только что. Лишь ее глаза косились на Мортеля и скалились зубы. Конечно, она не знала! Значит Аллегра грохнула своего отца? То-то Витани думала куда он пропал? Да и так быстро. Ну Аллегра... А ведь Витани просила тебя просто поговорить с ним. Просто поговорить! Черт... Девушка вздохнула и вновь повернулась к столу. Не ее это дело. Слизеринка тоже не любила своих родителей и не ей осуждать взрослую женщину.

Не было вестей. Девушка сама не заметила, как сжала кулаки. Это очень плохо. Но не будем отчаиваться. Пока не нужно волноваться. Раз ее нет сейчас, то возможно, что она не хочет попадаться.

-Ммм...-Вит задумалась и тут же серьезно посмотрела на Мортеля, прошептав.- Софи. София дЭтамп расспрашивала меня о ней. Ну почти. Она хотела узнать как у меня дела в семье, хорошо ли мне там и особенно ее интересовал Барти.
Джастин Сэрпэнт
"Леди Кэрроу... Должно быть он говорит об Аллегре."

Джастин пытался связать воедино все ниточки. Всё, что он только что услышал.

"Значит, они говорят об Аллегре Кэрроу. У неё есть власть в Министерстве и у тёмного лорда. Скорее всего она является Пожирателем Смерти. И..."

Уха Джастина коснулась небрежно брошенная фраза.

"и странно что не убила ее сама, как и своего папашу... Что это может означать? Она убила собственного отца? Неужели он был такой изверг. И... Какой-то слишком странный разговор... Витани тоже кого-то убила? Неужели и Витани как-то связана с тёмной магией?"


Джастин снова выпил. Стакан опустел, но он не наполнял его. Юный Сэрпэнт был погружён в свои мысли.

"Так... Здесь явно что-то не так. Надо поговорить с этим незнакомцем. Потом... Как бы с Витани чего не случилось."


Сэрпэнт крепко сжимал стакан в руке. Казалось, ещё секунда и он треснет...
Дэмиан Мортель
- Дьявол, ты не знала, - обронил Дэмиан и тяжело вздохнул, стараясь не представлять, что с ним за это будет. Может, попросить Витани сохранить этот разговор в секрете?

- Я буду тебе очень признателен, если ты не станешь предъявлять это Аллегре. Ей незачем знать ни об Алекто, ни о твоих глубоких познаниях. Во всяком случае пока не закончится вся эта история с обвинениями, - неизвестно, станет ли Витани прислушиваться к его мнению, учитывая его не сказать что чуткое и ласковое отношение к ней. Хотя, где-то в глубине души девочка вызывала у него симпатию и чуть-чуть уважения, все таки чертовка неплохо держится и достаточно логично рассуждает. Другая бы не то что не смогла бы убить такую как Алекто, да еще и без магии, другая бы никогда бы не согласилась на опекуна в лице леди Кэрроу. Пропащая женщина, пропащая семейка. И страшно за девчонку, ведь эти двое потянут ее за собой и рано или поздно Витани станет приемницей Аллегры. Фантастические перспективы.

Стакан с громким стуком опустился на столешницу и часть выпивки выплеснулась на руку Мортеля. Разочарование и злоба взорвались в его зрачках, а лицо скривилось в болезненной гримасе. До чего противно... Как она могла? Та, что ратует за честь и справедливость, обошла..вернее плевала на правила, видимо у нее личные счеты с Аллегрой. Надо бы ту расспросить по-подробнее, что именно ее может связывать с Софьей. Теперь, когда Витани под прицелом внимательных глаз рыжеволосой аврорки, шансов им всем выйти сухими из воды становится куда меньше ожидаемого.

- Ты сможешь сохранять спокойствие и невозмутимость, находясь в школе под присмотром д'Этамп? Мне нужно время, чтобы подготовить жилье, я планировал забрать тебя не раньше, чем закончится семестр, но если ты ... если тебе трудно играть дальше, то я потороплюсь.

Витани де Бюр
Витани вздохнула. Не знала и не знала. Значит Аллегра не хотела об этом говорить. Значит так нужно. Возможно, Кэрроу не хотела портить и так испорченную психику Вит. Но де Бюр-то знает, что ей ничего не будет от этой новости. Все же Амникус тоже Пожиратель, как и его сестра. Но Аллегра тоже... Стоп, Аль стала им не по своей воле. Не нужно ее впутывать.

Слизеринка кивнула. Услуга за услугу. Она молчит про Амникуса, Мортель молчит про Алекто. Хорошо. Тем более... Аллегре наверняка все равно, что там происходит с ее тетушкой, которая пропала давным давно. Может она сдохла где-нибудь в канаве? Или была затоптана кентаврами в лесу? Какая к черту разница?! Вообщем, подохла тетка и все тут!

Стоило Витани заговорить о Софи, как Дэмиан изменился. Что за черт? Злобный, возможно разочарованный... боль в глазах? Он что, имел с ней дело? Слизеринка пристально следила за мужчиной, пытаясь понять перемену в его настроении.

-Конечно, могу.- кивнула девушка.- Мне стало намного легче. Я смогу, не бойся.

Она не стала расспрашивать Мортеля о возможной связи с Софией. Она всего лишь девчонка, а он-мужчина, который в праве хранить молчание и ничего не объяснять, таким, как Витани. Она все понимала.
Джастин Сэрпэнт
Джастин взял себя в руки. Он поставил стакан на стол и вновь наполнил его. Он сидел и ждал. Слух его был напряжён до предела. Бутылка со спиртным медленно, но верно опорожнялась. Пока что в разговоре не было слышно ничего интересного. Но это лишь пока...

"Нет. Тут явно дело нечисто! Я просто обязан поговорить с незнакомцем. Но с чего начать разговор? Привет, я всё слышал! и тут же Аваду в упор схватить... Нет. Так не пойдёт."
Дэмиан Мортель
Вот так он и знал! С самого начала идея приехать в Лондон и связаться с семейством Кэрроу пахла весьма и весьма дурно, и еще будучи в Марселе, Мортель словно видел, как постепенно его жизнь вместо беспечной научно-исследовательской превращается в дерьморазгребательскую (уж простите, но как иначе-то назвать происходящее??) Ладно-ладно, девчонка по-сути и не виновата, кто знает Алекто, непременно согласно покивает головой, подтверждая, что это была самая что ни на есть самооборона. Он, конечно, не знал всех подробностей, но и торопиться их узнавать не горел желанием, пока пара внимательных и жадных до сплетен глаз буравила его спину.

- Так, ладно. Раз вопрос снят с повестки вечера, можно поговорить о чем-нибудь более приятном, нежели мертвая тушка этой ненормальной. И, желательно, в другом месте, знаешь ли.. - Пользуясь удобным положением, при котором тот, кто сидел сзади, усердно пыхтел и кряхтел от натуги, при всем желании не сможет увидеть его лица, он скроил заговорщицкую мину и скосил глаза настолько, насколько позволяла физиология. Тем самым Мортель вроде как сумел дать понять Витани, что вполне вероятно их банально подслушали. И не спрашивайте, откуда Дэмиан это мог знать наверняка. Мантикору ему в штаны, кто ж знал, что в этом убогом и шумном трактире разговор мужчины и ученицы мог бы привлечь внимание. Хотя... из всех присутствующих, они, кажется, самая приличная пара. Собеседников.

-Ты иди первой, я тебя догоню, - кивнув в сторону двери, Мортель натянуто улыбнулся и накрыл своей ладонью руку девочки, воздержавшись все же от пожатия, - Все будет хорошо.
Витани де Бюр
Девушка проследила за взглядом Мортеля, покосившись туда, куда он указывал. Темная фигура в плаще не разглядеть. Кому потребовалось греть уши? Витани занервничала и вновь посмотрела на Дэмиана. Похоже, что он заметил ее нервозность. Черт, еще не хватало, чтобы кто-то заявил на де Бюр куда надо. По глазам мужчины, девушка поняла, что он может разобраться. Девушка улыбнулась, показывая/изображая облегчение.

-Спасибо, Дэмиан. Я очень тебе благодарна. - слизеринка поднялась с места и огляделась, мельком снова глянув на фигуру и выскочила из паба.
Джастин Сэрпэнт
Увидев, что девушка вышла, Джастин привстал. Бутылка была почти пуста. Он оставил её на столе, даже не задумываясь о том, что кто-либо может её взять. Сэрпэнт не спеша подошёл к столику, за которым сидел Мортель.

- Разрешите присесть? - для приличия спросил юный змееуст. - Не могли бы мы поговорить с вами наедине?

Сердце парня бешено колотилось в его груди. Правильно. Мало ли что этот незнакомый ему человек мог сейчас сделать.

Присаживаясь, он спросил, - может, угостить вас чем-нибудь?

Парень жестом позвал бармена поближе. Было ясно, что даже если его возможный собеседник откажется, Парень всё-равно закажет что-нибудь себе.

"С чего бы начать разговор? Может ли он мне чем-нибудь помочь, или тупо прикончит меня сейчас на месте? Не должен. Здесь всё-же свидетели.
Дэмиан Мортель
Ну как и ожидалось, этот безумец наглым образом приземлился на стул Витани, не дожидаясь разрешения. Мортель только лишь головой покачал, сетуя про себя на неудачный день. Ко всему прочему, вероятность того, что Витани оказалась незамеченной и что никто не сможет доказать ее причастность к убийству несчастной Алекто равна...а черт его знает, скольки она равна, но точно маловероятна, учитывая репутацию Аллегры. А тут еще в довершении сего безумного дня еще и какой-то длинноухий юнец отнимает у него время. Если Витани это простительно, то парню, которому определенно не стоит больше пить - нет.

- Наедине? Вы мне что, интим хотите предложить? - оскалился Мортель, расслабленно откидываясь на спинку стула и складывая руки на груди, - Нет уж, мистер как вас там, мы будем говорить здесь, для вашей же безопасности. Так у меня меньше шансов сломать вам что-нибудь, например шею.

Ничего в его тихом голосе не указывало на угрозу, напротив, он будто аперитив перечислял, предлагая то один, то другой напиток своему непрошеному гостю.

-Если вы думаете, что я не знаю о вашем потрясающем слухе и неаккуратном взгляде, всю дорогу буравившим мне спину, вы ошибаетесь. Так кто вы и что вам надо?

Если этот паршивец вздумает шантажировать его или Витани, ему придется туго, больно, безвоздушно и в итоге приведет к гробовой доске.
Витани де Бюр
Девушка вышла из паба и тут же прислонилась к стенку здания, тяжело дыша. Ей было не по себе. Оставалось лишь надеяться на Дэмиана. На его помощь. Она всецело доверилась ему, чего обычно не делала после первой встречи. Возможно, сыграло то, что Мортель являлся родственником Кэрроу. Лишь та колдография на камине сыграла значимую роль.
Витани вздохнула и оглядела улицу. Люди проходившие мимо не обращали на нее внимания, не знали, что она сделала, не знали, что она убийца... Интересно, что они сделали узнай, что девочка, ученица Хогвартса носит за собой грешок? Наверняка, повели бы ее сначала к директору, а потом оттуда куда-нибудь в Аврорат или сразу в Азкабан. Успел бы Дэмиан ее спасти? Неизвестно, потому что Вит никому не расскажет.
А тот слушатель? Что он сделает? Расскажет всем? Но зачем ему? Или будет как-то шантажировать де Бюр? Слизеринку передернуло. Быть под чье-то властью-самое отвратительное, что может с ней произойти. Словно ты...зомби, которое не может самостоятельно решать, что ему делать,главное только жрать мозги, а остальное скажет хозяин. Мучал так же вопрос: кто этот слушатель? Девушка была готова ему уши оторвать, чтобы знал где его место. Но она не могла. Нужно ждать. Вся надежда на Мортеля.
Джастин Сэрпэнт
- Хамить не обязательно. - ответил Сэрпэнт. - Я, знаете ли, больше по девочкам специализируюсь и не стану предлагать интим первому встречному! Надеюсь, вы тоже вполне нормальный человек с нормальной ориентацией.

Джастин оглядел незнакомца. Вполне приличный мужчина. Даже странно, что он выбрал такое место для встречи с девушкой. Пусть и для немного странной встречи. Что-то было в этом... Загадочное и притягательное.

- А вы умеете читать мысли, если говорите, что знаете всё, что я слышал.

Пауза. Джастин сглотнул. "Интересно, со стороны заметно, что я нервничаю?"

- Не волнуйтесь! Я не желаю вам зла. Я просто хочу поговорить. Да и Витани я трогать не стану.

Как-то станно всё это. Вроде, незнакомец вёдёт себя как и полагается в этой ситуации. Но есть, всё-таки нечто странное. Будто кто-то или что-то хотело, чтобы он сейчас начал этот разговор.
Дэмиан Мортель
- Моя ориентация вас ни коем боком... -фыркнул Мортель, цепляясь взглядом за подрагивающие пальцы мальчишки, - Ваши мысли даже читать не надо, чтобы понять, мистер. Я знаю то, что вы слышали, только потому, что сам же это и говорил. А вот откуда я знаю, что вы слышали...? Конспирация у вас, друг мой, хромает. Весь ваш вид словно кричит "Эй, вот он я! Смотрите на меня! Я подслушиваю важный разговор и вынюхиваю с какой-то целью информацию, которая может свести меня в могилу!"..

ПОлно издеваться. Пора бы выяснить, кто он такой, откуда знает Витани, и что ему, в конце концов, нужно от него.

- Итак, мистер Хамитьнеобязательно, я желаю узнать ваше имя прежде, чем вы поведаете мне цель вашего бесцеремонного вторжения в частную жизнь двух весьма неприятных и опасных личностей, - для пущего драматизма он добавил в последние слова баску, и хохотнул, весело щурясь. Будто не узнал только что, что вверенная ему Витани не так давно размазывала мозги Алекто старшей по буковому паркету поместья Кэрроу.
Джастин Сэрпэнт
- Давайте, моё имя пока останется в секрете? Пока мы не договоримся. Просто я не хочу, чтобы кое-кто узнал о некоем моём желании. - говоря "кое-кто", Джастин намекал на Витани. Мало-ли, может, она всем расскажет о его тайне.

- Насколько я понял, вы знакомы с... - он задумался. Нельзя было это говорить вот так-вот, мало-ли... Может их ещё кто подслушает. - с людьми в чёрных одеяниях. И возможно, сами являетесь таким-же.

- Если, да, то мне бы хотелось кое о чём переговорить. У меня есть, можно сказать, мечта...

парень специально не договорил. Может, он что не так понял. Тогда рассказав это он загремит в Азкабан.
Дэмиан Мортель
Мортель зевнул. Ах, что вы говорите, мечта у него... Нет, до чего же некоторые люди наивны, считая, что став злобным дядькой или тетькой в маске и капюшоне, они покорят мир. Ладно, не его ума это дело, хочет-получит.

-Знаешь, - он не без причины перешел на "ты", все таки юнец был весьма самонадеян, раз рискнул задавать подобные вопросы, - Тебе повезло, что я не один из них. Иначе, вместо вишенок на этом недоеденном пирожном были бы твои глаза.

Дэмиану было откровенно чихать на конспирацию и сохранение "великой" тайны Кэрроу, раз дело не касалось Витани. К ней он относился с неким подобием заботы, и если бы сейчас в ее адрес прозвучала хоть одна угроза, Мортель бы стал "одним из них, выдавив бы наглецу глаза без помощи столовых приборов. Черт, ну и мысли последнее время посещают его голову. С кем поведешься, как говорится.

- Я передам ей твое пожелание при первой возможности, и дам знать о результате. Для этого мне, конечно же нужно твое имя, иначе я тебя не смогу найти. Но прежде, скажи-ка мне, откуда ты ее знаешь?
Джастин Сэрпэнт
Мир покорять, конечно, Джастин не хотел. Да и мечтой это не являлось. Максимум желанием, выводом, к которому он пошёл при первом удобном случае.

- Поосторожнее с угрозами, мистер! Их могут услышать. И тогда... Тогда может произойти что угодно.

"О чём он только думает? Я ему ни слова против не сказал, а он начинает угрожать мне смертью. Чем не пожиратель?"

Но следующий вопрос сбил с толку парня.

- Кого? Откуда я знаю кого?

Немного обдумав всё это он всё-же не стал сразу открывать своё имя, а решил уточнить.

- Я скажу моё имя, но только, если вы дадите слова, что Витани не узнает об этом, по крайней мере, пока я не стану... Пожирателем - он еле слышно прошептал последнее слово и добавил чуть громче, но всё-ещё шёпотом. - Или пока не умру от руки Лорда.
Дэмиан Мортель
- Мы оба знаем, кого... Вы слишком громко думаете. Так откуда вам известно, что она имеет отношение к вашей ...ммм, скажем так, мечте? - нет, ну серьезно, Аллегра проработала несколько лет на одном этаже с авроратом, и те ни сном, ни духом, а этот молодой человек...так осведомлен, что это несколько напрягало. Или молодежь слишком умная пошла, или авроры в конец отупели.

Мортель уже устал, но такое открытое сознание ему впервые попалось, оно буквально засасывало, заставляя невольно подслушивать, и да, мастерство не пропьешь, и раз знания позволяют, почему бы и нет? Все равно он скоро окажется дома, в уютном поместье Виенн, рухнет в любимое потертое кресло возле камина, и выпьет пару-тройку порций скотча.

- Витани не узнает об этом в любом случае, зачем ей лишние переживания. А я, поверьте, больше всего этого не хотел бы, так как отвечаю за нее головой и другими важными частями тела. Вам этого достаточно, или мне расписку написать? - заметив недоуменный взгляд, Мортель усмехнулся и несколько смягчился, - Приятель, расслабься, я всегда такой, а если выпью, то еще хуже, и если мы будем..гм, сотрудничать, то тебе стоит привыкнуть. Ты смелый, но такой твой поступок не очень дальновиден, на моем месте мог оказаться кто угодно, аврор к примеру. И не понять, о чем ты говорил, может только младенец. На будущее - береги себя.
Джастин Сэрпэнт
- Знать определённо я не могу, просто услышал в вашем разговоре несколько фраз, намекающих на это. И то я не был уверен на сто процентов в этом.

Мужчина дал слово, что не расскажет обо всём этом Витани и начал давать советы.

- Спасибо, мне достаточно вашего слова. Расписка всё-равно не сыграет особой роли. - сказал парень, усмехнувшись и снял капюшон. - Мне не обязательно беречь себя. Разве может кто-либо, переживающий за свою жизнь проситься в... в орден, скажем так. А вот, если я стану частью ордена, я уж постараюсь не раскрывать этого никому. Даже семье. Спасибо за совет.

Парень достал из кармашка кусочек пергамента, вынул небольшую ручку, которую он нашёл в школе (Должно быть, кто-то из грязнокровок забыл) и решил прихватить на всякий случай, и записал своё имя.

"И всё-таки хорошо, что эта хрень попалась мне на глаза. Перо с собой таскать неудобно."

- Меня зовут Джастин Дэмиен Сэрпэнт. - уверенно выговорил юноша, протягивая листок. - Это на всякий случай. Мало-ли, вдруг из головы вылетит.

Ухмыльнувшись, змееуст добавил:

- Что-нибудь ещё или этих знаний достаточно?
София д'Этамп
День быстро перешёл в вечер, и зимняя мгла давным-давно уже плотно окутала Хогвартс, когда София подняла глаза от домашних работ своих учеников и подумала, что было бы неплохо прогуляться. Новый семестр подкрался как всегда неожиданно, и с завидным постоянством оставлял на её профессорском столе кипу исписанных пергаментов, требующих немедленной проверки. Она устало потерла лоб ладонью, щурясь и быстро моргая глазами, стараясь прогнать усталость. Всё же, нужно как-то более чётко расписывать распорядок дня, чтобы не убиваться так за проверкой. Погасив лампу, девушка вышла из кабинета, заперла дверь и отправилась по лестнице вниз.

В Гриффиндорской гостиной она была с утра, а потому не сочла нужным посетить своих подопечных ещё раз. Пусть проведут вечерок без вездесущего декана, в этом ведь нет ничего плохого. Софи выскользнула из замка, постояла немного на крыльце, задрав голову вверх и любуясь морозным ночным небом, а после легко зашагала к воротам, что-то напевая под нос. Она любила такие прогулки от школы до Хогсмида, никогда не трансгрессировала раньше, предпочитая прогуляться по родным с самого детства местам, послушать тишину, собрать свои мысли и просто банально побыть одной. В деревушке ей часто встречались старые знакомые, с кем было всегда приятно перекинуться парой слов, поболтать о разных пустяках, узнать местные новости. Вот и сегодня, дойдя до Кабаньей головы, д'Этамп поразмыслила немного, методично притаптывая снег на площади, а потом отправилась к трактиру. Стакан красного теплого вина, ненавязчивое внимание работников заведения… Всё это было уже много лет мило её сердцу.

- Добрый вечер! – приветливо поздоровалась девушка, стряхивая снег с обуви на коврике, и оглядывая небольшой зал. Посетителей сегодня было немного, зал казался таким же закопченным как и всегда, а значит, в мире есть постоянные вещи, и этому можно было только порадоваться. Аберфот как всегда сдержанно кивнул ей, и Софи прошла к «своему» столику, напротив камина. К ней тут же подскочила какая-то фигура, и девушка, не глядя, заказала теплое красное вино, стряхивая с рыжей копны волос снежинки.

Она достала из сумки книжку какого-то очередного маггловского автора со стихами, раскрыла наугад и принялась то читать стихи, а то задумчиво наблюдать за тем, как языки пламени жадно облизывают поленья. Так она и чередовала свои занятия: стих, долгий взгляд на огонь, потом опять стих… пока бармен, видимо, собиравшийся поставить перед ней на стол стакан с вином, не споткнулся и не вылил это вино ей на коленки. Сначала ей было противно и тепло, потом стало противно и холодно, и д'Этамп, как обычно, мгновенно загораясь, не хуже чем сухие березовые дрова в камине, подняла голову на тщедушного юношу, готовая вылить на его голову всё, что подвернётся ей под руку. Парень молчал и смотрел на неё как баран на новые ворота.

- Вы идиот? – вопрос был, конечно, риторическим. Софи и так было ясно, что он идиот, - Или вы немой идиот? – всё более раздражённым голосом спрашивала она, вполне справедливо ожидая хотя бы извинений.
Франц Фесслер
Вечер застукал зевающего и флегматично разгадывающего нудный пророковский кроссворд Франца – вот неожиданность! – за барной стойкой. Посетителей сегодня было на удивление много: целых восемь человек плавным потоком прокатились за день через «Голову», пока Фесслер тускло сверкал по залу своей подростковой субтильностью, исподлобья ненавидящими глазами разглядывая всех тех восьмерых тупиц, которым не сиделось дома в морозный денек.
Ах да, простите. Девятерых.
Скрип двери он услышал сразу: инстинктивно научился присаживаться и прятаться за бутылками с огневиски, вроде как, и нет его, и не видит он зашедшего. Но сейчас даже не отреагировал; никак ведь вспомнить не мог, как эти смешные англичане называют «gerichtssäle», а если бы вдруг удалось вписать последнее слово в кроссворд, то и подавно бы не обратил внимание на вечернюю посетительницу. Вертелось же на языке, почти с пера срывалось, когда в его мысли вдруг вторглось громогласная констатация того, что вечер-то приятный, добрый. Ну для кого как, конечно. Франц вот решил полностью проигнорировать избитое своей стандартностью приветствие, вернувшись с интересом к почти решенной головоломке, но мысль-то не удалось ухватить за хвост. Вырвалась, зараза, выскользнула, оставив после себя только пробелы да чувство неудовлетворения. И так, и этак повертев газетенку, с чувством приложил ладонью о сгнившую деревяшку, обреченно откладывая развлечение до лучших времен. А вот с гостьей-то разобраться надо, да.
Подскочил к ней проворно (раньше начнем – раньше свалим!), на автомате записывая заказ, глупыми глазами уставившись на ее изумительные медные волосы. Видеть же уже доводилось, а она такая потрясающе красивая. Теплое вино? Хмыкнул пару раз, на каблуках развернувшись, кинулся за стойку, нетерпеливые мурашки пытаясь согнать со спины: скорее бы уже закрылась «Голова», и никаких тебе больше людей, и никакой тебе больше работы. Окееей, теплое вино, так теплое вино. И лучше этой рыжей не знать, из какого винограда этой пойло делают, вот право слово.
Достал замусоленную бутылку, переливая мерно дешевый напиток в запыленный стакан, морщась от того, что придется такой волнующей девушке предлагать второсортное питье. В три шажка преодолел расстояние до ее стола, шею выгнув, чтобы заглянуть в книгу, которую она читает (непроизвольно? притворно?), да так и поставил стакан мимо полусгнившей столешницы. Прямо ей на колени. Перевернув ей на колени.
Пре-крас-но. 10 баллов, Франц.
Уже ляпнуть было хотел какое-нибудь бессмысленное, пустое, банальнейшее «entschuldige», но его опередили. Внезапно.
Конечно, он любимого папочки приходилось слышать слова и погрязнее, но за долгие месяцы молчания волей-неволей отвыкнешь от резких замечаний и подкалывающих намеков. Инстинктивно сделал пару шагов назад: не руками же закрываться от неприятностей. Покоробило, это да. Прелесть такого работы в трактире – никто не задает лишних вопросов, не лезет в душу, тем более не плюет туда. Никто вообще не говорит.
А здесь…
Стерва. Хоть и красивая безумно, но чертова стерва.
Поддавшись малодушию, засверкал глазами, разглядывая посетительницу из-под прикрытых век преданно-покорно: вдруг убедится, что он действительно умом и разговорчивостью не отличается, да и отвалит уже поскорее. Закивал подобострастно, мол, на самом деле немой. В коленках валяться у этой красотки вот совсем как не хотелось.
Первым желанием, было, конечно, просто развернуться и уйти: какое ему к чертям дело до ее мокрой мантии? Сама пусть разбирается, не Франца же заботы. Но тут вдруг этот приказной тон, какое-то сплошное недовольство, Фесслеру-то только и оставалось, что морщиться от повелительных слов. Потянул ее коротко за запястье, указывая кивком головы на уборную. Ну а что, тоже себе помощь, вдруг она не знает, как палочкой работать и пятно свести.
Но тут вдруг вина запоздало по мозгам ударила: кому бы в здравом уме понравилось, если б на него вылили нечто такое же противное, как эта темно-красная бурда. Поник минутно головой, нервно рукава теребя, все не силясь и слова вымолвить, осторожно взглядом за ее пальцы зацепился, будто благословения прося, о помощи умоляя.
Соберись, Франц, не будь такой бессильной тряпкой.
Уголки губ тут же к ушам приклеил: точно, точно сумасшедший идиот. Сильнее пальцы у нее на запястье сжал, развернулся и, четырьмя широкими шагами отмеряя расстояние между противоположными стенами «Кабанией головы», протащил ее буквально за собой к трухлявой, обветшалой двери и заулыбался еще сильнее.
Ффух. Муки совести, вроде, отпустили.
- Учачи, - хрипло, вязко, с непривычки глухо. И чертовски, чертовски неуместно.
Франц уже был готов взять себя за шкирку и с чувством пару раз приложить лбом о косяк.
Для своего же спокойствия,
для ее скорейшего исчезновения,
лучше бы было
молчать.
София д'Этамп
Случайные встречи ложились на полку.
Прощальные взгляды бомбили планету.
Непросто, непросто найти незнакомку,
Когда от знакомых спасения нету!

Когда вся планета – сплошное болото,
Когда вся планета – шестая палата,

А рядом всё время какой-нибудь кто-то,
Кого я не знаю, кого мне не надо.


Ну, вот… И почему на её пути встречаются подобные? Пока парень глазел на неё, испуганно моргая, Софи быстро срисовывала себе его портрет. Профессиональная, годами натренированная память никогда её не подводила, и д’Этамп составляла в своей рыжей головке этакую анкетку для картотеки, чтобы аккуратно и удобно положить её в ящик с надписью «Бесполезные идиоты – вдруг пригодится». Высокий, гораздо выше её самой, совсем худощавый и какой-то задерганный, он чуть было не вызвал у неё чувство жалости. Впрочем, эта секундная слабость мгновенно прошла, потому что просто так Софья жалеть совсем не умела (да, чего тут греха таить, она вообще никого не жалела кроме ближайших родственников), а причин, по которым к нему должно было быть проявлено снисхождение, рядом не наблюдалось.

- Что вы молчите? – её голос взрывал тишину и казался совершенно нереальным в этом пыльном и затхлом, но почему-то любимом ею месте, - Я не думаю, что в бармены берут немых! И уж тем более я не ожидала, что есть настолько криворукие создания! – она заглянула ему в глаза и почему-то замерла на секундочку, пытаясь определить, что с ними не так и почему, отчего у неё холодок пробежал по коже, противно облизывая спину от шеи до поясницы. Странноглазый, немой, совершенно неправильный и какой-то неприспособленный для этого мира. И что он смотрит?

София ещё держала себя в руках, понимая, что в рамках этой вселенной пролитый стакан вина ничего не значит. Этому парню всего-то нужно было просто извиниться и принести другой стакан с тёплым вином, чтобы нервный, не слишком уравновешенный и отстраненный от своей работы аврор мог и дальше спокойно насладиться вечером. Но он этого не сделал. Нет, наоборот, зачем-то схватил её за запястье, мельком показав шрамы, и потащил к противоположной стене, с улыбкой, как будто ребёнка в парк вывел в солнечный денёк. А Софи, тоже непонятно почему, пролетела эти четыре шага, всё ещё не в силах отвести глаза от порезов на некрасивых, узловатых руках.

- Удачи?! – недоумённо переспросила, уже бесстыже рассматривая кисти, и тут вывернула ладонь так, что уже его рука оказалась зажата между её пальцами, а девушка, перевернув его ладонь вверх, изучала бледные, розовые, бардовые и свежие полосы, испещряющие кожу, словно он стремился перечертить всё: линии жизни, судьбы, любви, ума… Всё, что только смог дать ему мир или чего не смог тоже.

Отпустила. Дёрнула плечом, а потом, ни слова не говоря, скрылась в туалете, на ходу доставая волшебную палочку, чтобы избавиться от пятна. Дверь за ней закрылась, и д’Этамп, мгновенно высушив одежду, прислонилась к стене. Странные бармены работают в этом месте… Неужели так тяжко? Она хотела было умыться, но, поглядев на умывальник, побрезговала и просто приложила холодные ладони к щекам. Лицо горело, как и всегда после её дурацких вспышек гнева. Впрочем, София остывала также быстро, как и загоралась. Организм протестовал, не давая тратить силы на ерунду и приводя её в чувство. Мельком глянув на себя в зеркало, она вышла обратно в зал, огляделась и тут же подошла к стойке, за которой пряталось… то есть прятался этот юноша.

- Бокал тёплого вина, пожалуйста, - на место она уходить не спешила, - Ну, и кто ТЫ у нас такой?
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2022 IPS, Inc.