Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Трактир «Кабанья голова»
Хогвартс и Магическая Британия > Хогвартс > Хогсмид
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Лисандер Лавгуд
Лавгуд был очень рад появлению трактирщика, а потому с такой же радостью покинул стены заведения. Миссия, которую он сам себе дал, в целом, была выполнена вполне успешно. Слизеринец был спасён, сам рейв – тоже. Успех! Конечно, авроры в случае чего пришли бы им на помощь. В голове парня не укладывалось, откуда в Хогмиде мог взяться пожиратель смерти. Может, тот человек – простой обманщик? И такое могло быть. Но риск – дело благородное, только когда он оправдан.

Ему оставалось только пробежаться по паре мест, но, подумав, маг решил, что это не к спеху. В «Зонко» он зайдёт в другой раз. Мелкие, но важные покупки покоились в различных карманах мантии, а прочие запланированные покупки не были такими уж важными, поскольку были оставлены им на потом. Следовательно, в другой раз прибарахлится. А сейчас стоило налаживать отношения с неизвестным студентом.

- Так что, друг мой слизеринец, ты назовёшь мне своё имя? – покинув стены трактика, полюбопытствовал Лавгуд. – А то нехорошо. Ты знаешь, как меня зовут, а я – не знаю, кто ты такой и откуда, - покачал головой парень, упрекая собеседника. – Я тебе, можно сказать, жизнь спас, - но, подумав немного, всё-таки решил описать ситуацию, как она есть в действительности.

- Хотя откуда в оцепленном аврорами Хогсмиде взяться пожирателю… но мало ли, как проскользнул, лучше не связываться с ними вообще, - с умным видом заявил Лис и, оглядевшись, прибавил шагу. Слежки не было, но лучше не рисковать – так он благоразумно решил и заторопился в сторону замка.
Инери Кейн
Австриец окинул рейвена самым скептичным из своих слизеринских взглядов, шагая рядом и не собираясь отставать. "Ага, как же, жизнь спас", - будто бы говорили глаза. - "Да только благодаря тебе и твоим воплям ей вообще угрожали". Но вслух ничего не добавил, так как считал, что по выражению лица это было и так понятно.
- Инери Кейн, - буркнул слизеринец. - Недавно перевелся сюда. Что у вас вообще тут происходит? Я слышал, конечно, что пожиратели обнаглели, но не настолько же.
Австриец покосился по сторонам, выискивая подозрительные фигуры. Учитывая, что окраины деревни они постепенно покидали, и народу вокруг становилось все больше, осмотрительность не помешает. С другой стороны, больше народу - проще спрятаться и меньше вероятность нападения, однако после случившегося в трактире внутреннее напряжение еще долго не утихнет.
- Неделя в школе всего, - бубнил уже себе под нос Кейн, тихо негодуя. Лавгуд, конечно, мог это услышать, но в целом слова предназначались скорее самому себе, чем собеседнику. - Чертовы британские авроры...
И действительно, когда человек попадает в опасную ситуацию, винит он чаще всего совершенно не себя, а правительство. Как минимум авроров. А что? Значит, Хогсмид охраняют плохо, раз тут такие индивиды встречаются. "Стоп, стоп", - мысленно одернул себя слизеринец, давая по тормозам. - "На нем не было написано, что он пожиратель". Кейн не представлял, как это ему лично поможет в восприятии реальности, но все же фактически они не знали, кого встретили, это правда. Так что не стоит выдавать желаемое за действительное.
Лисандер Лавгуд
- Вообще-то, всё куда хуже, чем ты думаешь, - многозначительно произнёс Лавгуд, довольно быстро топая по направлению к Хогвартсу. Поскольку слизеринец постоянно озирался и был бдителен, сам Лис вскоре перестал осматриваться, мысленно поручив это ответственное задание опытному в таких вещах парню (в его глаза, слизеринцы всегда были бдительны и осторожны).

- Приятно познакомиться, - слегка повеселев, фыркнул Лисандер. - На самом деле, уже несколько лет правительство Магической Британии находится в руках пожирателей смерти, - признался рейв. – И только недавно аврорам удалось захватить Хогвартс и отбить Хогсмид у них, - сказал он. – Поэтому я так удивился, увидев того парня. Может, конечно, он вообще не пожиратель, - пожал плечами Лис, - но если он им всё-таки был, у нас могли быть огромные неприятности, - вздохнул он.

- Нам повезло, что всё решилось мирно, - улыбнулся Лавгуд. – В любом случае, ситуация по всей Британии плачевная. И только Хогвартс и Хогсмидом – безопасные зоны. И то даже здесь кто угодно может объявиться. Авроры-то не вездесущи. А, кстати, об аврорах, - нахмурился Лис. – Официально Аврорат распустили, но беглые авроры патрулируют окрестности, дабы обезопасить студентов. Как-то так получается, - закончил рейв и замолчал, ожидая встречных вопросов.
Инери Кейн
Кейн остановился,как вкопанный.
- В смысле, блин, распустили? - Рявкнул слизеринец, сверля рейвена офигевшим взглядом. - Нас от пожирателей защищают беглые недоавроры, у которых даже полномочий кого-либо защищать теперь нет?
Из всех сегодняшний новостей эта была самая отвратительная. То есть в каком-нибудь Лондоне любой пожиратель может напасть на бабульку, а бравое Министерство магии Британии не сможет ее защитить? Авроров же нет. Что за..?! Хотя да, глупо бабулек от своих же защищать, раз Министерство нынче под контролем пожирателей.
Кейн отмер и вновь зашагал, перестав уже озираться по сторонам, поскольку его голову разрывал фейерверк совсем других мыслей.
Нет, ладно, ему хватило ума понять, почему родители его в Хогвартс направили. Потому что, как сказал Лавгуд, это было самым безопасным местом на всем чертовом полуострове. Так же слизеринцу хватило ума понять, почему родители не вдавались в подробности всей ситуации в разговорах с сыном: нечего ребенка пугать раньше времени. Но чета Кейнов сейчас обустроилась в Лондоне. В Лондоне, в этом рассаднике пожирателей. Оооохххх... Ладно, все же родители были гражданами другого государства, это давало хоть какую-то надежду на их безопасность. Но черт, зачем вообще тогда было соглашаться на эту работу в Англии? Сидели бы в Париже дальше, почему сюда-то?
Инери думал. Лихорадочно и быстро. И от посещавших его мыслей становилось ох как не по себе.
- И вам здесь не страшно? - Вкрадчиво и довольно тихо задал самый логичный вопрос слизеринец. Страх - хорошее чувство. Страх за себя, за своих родных и друзей. Страх за будущее. Это Кейн здесь только появился. А вот тот же Лавгуд, например, здесь живет всю свою жизнь, наверное. Каково это - лицезреть, как твой светлый и добрый мир переворачивается с ног на голову, превращаясь в черные будни, полные опасности?
Лисандер Лавгуд
- Ну, а что ты хочешь? – фыркнул Лавгуд. – Скажи спасибо, что хоть кто-то вообще защищает, - многозначительно глянув на собеседника, произнёс рейв. – Вот раньше вообще никто не защищал, и в Хогвартсе чёрт знает что творилось… - рассказывать о тех ужасах практически чужому человеку совершенно не хотелось, а потому Лис замолчал, и какое-то время каждый из парней думал о своём.

А что ответить на вопрос о страхе? Конечно же, Лису было время от времени страшно. То за себя, то за кого-то из знакомых, то за семью – об этом вообще говорить лишний раз не приходится, ведь все знают, что Полумна Лавгуд – подруга пропавшего из поля зрения Гарри Поттера. Что отвечать? Вот так легко признать свой страх? А, с другой стороны, почему бы и нет?

- Временами бывает страшно, - честно признался Лисандер. – Но мы как-то привыкли с этим жить. Сейчас полегче в Хогвартсе стало, раньше было совсем по-другому, - вздохнул он. – Ты извини, если я вдруг переборщил со спектаклем, - улыбнулся Лавгуд. – Но я правда переживал, что с тобой может что-то случиться, - например, пытка или смерть, подумал рейв, но озвучивать не стал.

Он сам видел, как пытали аврора в Большом зале, видел, как на детях отрабатывали непростительные заклятья. И это было настолько ужасно, что повторения Лис всем сердцем, всей душой не желал. И он был готов пойти практически на всё, чтобы вытащить из трактира Кейна, живого и невредимого, пусть и злого.
Инери Кейн
Австриец, все еще погруженный в довольно мрачные и неприглядные мысли, хмыкнул и с некоторой смешливостью во взгляде вновь покосился на Лавгуда.
- Да уж, - протянул слизеринец, впрочем, уже совершенно беззлобно, в своей обычной манере. Пусть для крайне обидчивых и нежных она могла показаться оскорбительной, своим привычкам Кейн не изменял. - Звезда погорелого театра, - закончил Инери, почти даже улыбнувшись. - Ладно, проехали, - поморщил нос Кейн. В целом, по мере приближения к замку, напряжение спадало. Вся история теперь казалась не такой уж и страшной, как ранее. Да и сам Лавгуд, хоть и был с явными странностями, жить никак не мешал. Благодарить, однако, рейвена за попытку спасения Инери не собирался. Не потому, что до сих пор был уверен, что тот ему лишь помешал, а по причине неумения говорить "спасибо". Нет, конечно же слова благодарности или извинений можно было от него услышать, но такое событие случалось крайне редко.
- К обеду успеваем, кстати, - заметил Кейн, явно намекая на то, что аппетит он нагулял сполна. - Заодно расскажешь мне еще что-нибудь увлекательное про ваше Министерство, авроров и пожирателей.
Лисандер Лавгуд
Подколы и усмешки Лавгуд благополучно пропускал мимо ушей. Пообщаешься с Флинтом, и не такие вещи начнёшь прощать. Пока они шли, Лисандер гадал о том, почему Кейна так заинтересовали пожиратели смерти, да и вообще, почему он вообще переехал в Магическую Британию в такое серьёзное время. Неужели его родители не в курсе происходящего в стране? Вряд ли. Хотя всё может быть.

- О, отлично! – воодушевился Лис. – А то я голоден, как не знаю кто! – заулыбался рейв. – Кстати, рад знакомству, - неожиданно добавил он. – И да, мозгошмыгов действительно стоит бояться. Не подпускай их слишком близко, а то так повлияют на твои мозги, что слабо не покажется! – сделал внушение парень и, довольный, быстрее зашагал к Хогвартсу. – Конечно, расскажу! Ты главное спрашивай, что интересует! – и ребята направились в замок, дабы пообедать и обсудить множество вопросов.

Конец ролевой
Тобиас МакКартни
Он медленно брёл по главной улице Хогсмида, спрятав глубоко в капюшон своё лицо, хотя в такое позднее время его итак не узнают. Впрочем, его это мало волновало, тем более что на пути встречались не менее подозрительные субъекты.
В последние три месяца он чувствовал себя как никогда живым. Порой перед сном он долго разглядывал свои ладони и небольшой шрам, полученный в тот день, когда всё перевернулось и изменилось. Не сказать, что мир засверкал красками, но он стал иметь смысл, хотя и весьма потребительский.
Мужчина, не глядя по сторонам, завернул в переулок, сразу за почтой. Темный, грязный и мрачный. На самом деле, несмотря на весь мрак вокруг Тобиас чувствовал внутри жизнь, что в его понимании значило свет. Он хотел жить, он рад был вдыхать этот воздух и чувствовал, как сердце бешено бьется или наоборот замедляет ход, и голова начинает приятно кружится и, бац - вновь ясное сознание. Кажется, та дурь хорошо на него влияла, лучше, чем отец так точно.
МакКартни зашёл в трактир, поднимая голову. Здесь всегда было и будет пристанище странных типов и пялиться – дурной тон. Он быстро подошел к барной стойке и обратился к бармену.
- Вечера. Огневиски в пивную кружку, пожалуйста.
Пока мужчина обрабатывал заказанное, Тобиас закурил. (Главное не перепутай. Эти магловские. Мои пахнут как разлагающаяся мандрагора). Ок, Дэн. Я твоё дерьмо не перепутаю с обычным табаком. Я взрослый мальчик.
МакКартни расплатился за поданную кружку и уселся за пустой стол, подальше ото всех.
София д'Этамп
Она так и не видела Фреда с тех пор, как оставила его около тела отца. Судя по тому, что рассказывал Дэн, мать Фреда чувствовала себя физически намного лучше, но вот её душевное состояние внушало серьезные опасения. Шутка ли... Собственный сын убил её мужа, и чуть не убил её саму. От такого не так-то просто оправиться. Фред постоянно навещал мать, а вот София только присылала цветы. Каждый день. В знак сочувствия и ещё в знак своей трусости, потому что она никак не могла заставить себя прийти к младшему МакКартни. И хотя она подсознательно чувствовала, что нужна ему, и брат тоже намекал на это, д'Этамп тратила всё своё свободное время на поиски Тобиаса. Она не могла отделаться от его образа уже несколько месяцев. И с завидным постоянством патрулировала Косой, Лютный, все злачные места Лондона, в надежде встретить его и поговорить.

Поговорить? Софи, хватит врать самой себе. Посмотреть, потрогать, узнать, забрать себе.

Все её поиски оказывались тщетными, но влечение к Тобиасу не ослабевало и, пожалуй, именно оно выгнало её из Хогвартса на ночь глядя. И выгнало не в Лондон, а в Хогсмид, чтобы посидеть в трактире и выпить сливочного пива. Выбегая из школы, она отказалась от компании Грея, отмахнулась от приглашения посидеть со студентами. На крыльце закуталась поплотнее в красный шарф и отправилась в дорогу.

Вечер был морозный и свежий, на небе сквозь рваные облака то и дело проглядывали звезды. София дышала полной грудью, освобождая голову от забот сегодняшнего дня. Она мечтала о большой тарелке жареного мяса и пиве, о столике у окна, но так, чтобы было видно камин. Сегодня не должно было быть много народу в трактире. Ура, спокойному вечеру.

- Пожалуйста, жаркое и пару бутылок сливочного пива, - пока она стягивала с себя шарф и теплую мантию, высматривая хороший столик, у неё приняли заказ. Она прошла было к своему любимому месту, когда боковым зрением заметила...
Нет, просто она слишком много о нём думала в последнее время. Этого не может быть. Надо вернуться и посмотреть. По её шее прямо от затылка поползли вниз противные мурашки и вспотели ладони.
Она подошла, вгляделась в наклоненную голову, тихо сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, и села напротив.
- Привет, Тобиас.
Тобиас МакКартни
Тобиас задумчиво выводил узоры на пыльном столе, не забывая прикладываться к кружке. Напиток обжигал и вызывал приятный туман в голове. В последнее время он стал видеть странные сны, в которых он не был собой. Он был Фредом и то, что там происходило, его завораживало. А парень не так плох! Правда в этих снах брат был вдрызг пьяным и вызывал чувство тошноты у самого Тобиаса. Собственно чем чаще снились подобные сны, тем чаще появлялось желание у самого Тобиаса навестить его. Но им не о чем разговаривать. Поэтому и нечего тратить время на пустую болтовню, да и брат может на проверку оказаться мягоньким. Хотя было и нечто приятное в этих снах – женщина. Незнакомая брюнетка и её мужчина не знал, хотя во снах был именно с ней и кажется, дела обстояли очень даже страстно. Кстати о женщинах, Тобиас медленно поднял взгляд на зов. По имени да в таком месте. Ой, не к добру, МакКартни.
Он присвистнул, вполне дружелюбно обращаясь к девушке.

- О, товарищ старший аврор. Слушай, я не помню, договаривались ли мы перейти на «ты»? И да, конечно, присаживайся. Прости за мой внешний вид. Мои чаинки в чая не предсказывали мне встречу с прелестной девой. Поэтому все как-то так.

Отлично, поприветствовал, извинился за то, что ты свинья по жизни. Что там любят еще женщины? Он указал на гриффиндорский шарф.

- Софья, ты либо патриот, либо декан. Мой шарф остался где-то, порой жалею о его потере. Теплый и имеет приятные воспоминания.

МакКартни замолчал, глядя на девушку. Интересно, каким ветром её сюда занесло? Он уточнил.

- У тебя тут встреча назначена?

Она как-то подозрительно пытливо его рассматривала и немного смущала своим интересом, с другой стороны он откровенно пялился и ругал холод, из-за которого все ходят как бублики накутанные. Квиты.
София д'Этамп
- Я и патриот и декан, - София кивком поблагодарила официанта поставившего перед ней её заказ, - Как ты мог! расстаться с факультетским шарфом это преступление! Почти такое же непростительное, как и убийство отца, - она безмятежно смотрела на него, маленькими глотками попивая сливочное пиво. Мясо было слишком горячим, надо подождать.
- Я ищу тебя уже три месяца, так что, можем сказать, что эта встреча у меня назначена. Где ты шлялся, Тобиас? - д'Этамп решила, что в комнате слишком уж жарко от натопленного камина. Она стянула с себя теплый жилет и осталась в красно-желтом полосатом свитере. Волосы так и лезли в лицо, мешая подмечать перемены в МакКартни. Девушка закрутила на макушке узел и закрепила его заколкой, удачно завалявшейся в кармане.

- Ты чертовски похож на брата... Он, кстати, невыносимо страдает, но, это ты и так знал, правда? - она наконец-то принялась за еду, беззаботно посматривая на Тобиаса. Его присутствие щекотало ей нервы, она не забывала про свою палочку, которая незаметно переместилась в рукав.

- Что же ты за человек? Убийца? С идеями? Или так... просто развлекаешься? Мне бы следовало схватить тебя, но пока Аврората нет, я не вижу в этом смысла. До чего вкусное жаркое. Ты хочешь просто надраться? Или, может, поужинаем вместе?
Тобиас МакКартни
Мужчина рассмеялся, хотя глаза оставались темными и бесстрастными. Он с большим интересом посмотрел на девушку, с одобрением отмечая.

- Интересное у тебя деление на степени непростительности. Скажем, уникальное. Я, пожалуй, куплю себе тот прекрасный зеленый шарф, ты права.

Тобиас наклонил голову на бок. Занятная выходит беседа. Он всегда ценил разговоры, которые начинаются сразу по делу без лишних приличий.

- Я нанес тебя личное оскорбление, убив своего отца? Простите, леди. Я редко считаюсь с чьими-то желаниями и достаточно часто пренебрегаю советами. У меня есть работа и деньги, я куплю то, что мне недостает.

МакКартни наблюдал за д'Этамп, отмечая её легкие жесты. Он снял со стола её длинный волос, упавший при их закреплении, и намотал его на палец, уточнил.

- Красивый шрам. Шальная дифинда?

Мужчина провел по своей левой брови и легко откинул капюшон. Что уж тут скрывать, похож на лесоруба и непослушные волосы торчат во все стороны. Клиенты не требовали от него приличного внешнего вида.
Он сделал глоток из своей кружки, упуская из виду Софью. Три месяца, какая упорная девочка. Тобиас хитро улыбнулся, отодвигая кружку с огневиски.

- Дай угадаю. Ты не для аврората меня искала? Тебе интересен я или моя схожесть с Фредом?

Он вполне искренне ответил.

- Я работал, ездил за товаром и ингредиентами. Встречался с клиентами или же занимался темными делишками под покровом ночи. Что подразумевать под последними решать тебе.

МакКартни долго смотрел в глаза Софье, будто тянул время, решаясь или не решаясь на что-то.

- Выдохни спокойно, моя палочка далеко, да и моё состояние не позволит мне быстро реагировать. Я нужен тебе больше, чем Аврорату. Ты этого не сделаешь.

Он подмигнул Софье, продолжая.

- Я возрождаюсь. В этом моя идея. Правда параллельно с этим я гублю своё тело, но что оно значит в сравнении с высокими целями семьи.

МакКартни замолчал, удивляясь своей откровенности. Впрочем, он прекрасно знал, что Софья не сдаст его, во всяком случае, пока он не потеряет свою значимость для неё. У Фреда интересный вкус на женщин. Что та полукровка рыжая, что аврор. Интересно, его интересует их внешняя схожесть? Примерно то, ради чего госпожа декан столько времени убила на его поиски? Люди делают странный выбор и совершают не менее странные действия. Тобиас согласно кивнул.

- Я хотел просто надраться, ты права. Но теперь я немного сменю модель своего поведения. Приятного аппетита, Софья. Я не голоден.
София д'Этамп
- Я вся - сплошная уникальность. Ты сделал больно Фреду. Точнее, ты в каком-то смысле сломал его. А Фред мне не чужой. Он мне дорог, - Софи продолжала уплетать жаркое. Со стороны могло показаться, что они говорят не об убийстве, а о вполне обыденных вещах: капусте, королях... Вопрос о шраме она проигнорировала.

- Мне интересен ты сам по себе и, не буду скрывать, из-за Фреда тоже. Я хочу спросить тебя... А ты планируешь общаться с ним? Встречаться? Выяснять отношения? Делить наследство, если вдруг ваша мама не сможет оправиться от такого удара? - девушка махнула рукой официанту, прося повторить сливочное пиво. Её тарелка наконец-то опустела, теперь она могла просто смотреть на Тобиаса, неторопливо цедить пиво и заниматься самокопанием.

- Ты знаешь, что вы с братом похожи... Но ты понятия не имеешь, какой твой брат... Чистый, - она не могла подобрать лучшего слова для младшего МакКартни.
- Рядом с ним я чувствую себя слегка неполноценной, а ты рядом с ним выглядел бы как грязный половичок. Но, не знаю, как бы тебе объяснить... Меня к тебе тянет со страшной силой. Иначе, я бы искала тебя только для того. чтобы надрать твою самодовольную физиономию, - она смотрела на Тобби спокойно, говорила честно. Удивительно, почему она сейчас не рядом с Фредом. Может, шальное Диффендо более чем часто задевали её голову...

- И как сменится твоё поведение?
Зоуи Грейстоун
С утра пораньше Зоуи решила пойти в Хогсмид. Ясное дело – зачем. Ей очень нравилось, что теперь официально она – взрослый волшебник. Проходя по главной улице Хогсмида, до нее доносились какие-то крики, но девушка не придала им значения, мало что случилось, это ж не ее дело. Однако проходя мимо доски объявлений, одна листовка привлекла ее внимание. Помощь в поисках убежавших животных. Зная отношение всех этих тварей к Зоуи, девушка не сомневалась, что она быстро всех найдет. Вернее, это они ее найдут. И сожрут.
Как бы там ни было, она направилась в Кабанью голову, предварительно натянув на себя капюшон. Приобрести немного огневиски, да поглядеть, может найдет кого случайно.
Толкнув дверь, Грейстоун огляделась и уже хотела было подойти к барной стойке, как вдруг ей показалось, что под барную стойку что-то прошмыгнуло. Заказать виски или полезть посмотреть?
Авенос Аллагис
1d12=7

Сложный выбор стоит перед мисс Грейстоун, но, вероятно, ей все же стоит проверить под барной стойкой, пока трезв взгляд.
Зоуи Грейстоун
Зоуи долго сопротивлялась желанию вообще не участвовать в этой затее, но любопытство все равно взяло верх. По прежнему укрываясь капюшоном от бармена, девушка полезла под барную стойку. Если она реально сейчас кого-то найдет, то постарается заполучить тот самоналивающийся бокал. Полезная вещь, однако. Может, это дело все-таки стоит свеч. Зоуи вгляделась в темный проем между стойкой и полом, и, как ей показалось (похмелье, не играй со мной!), та загадочная тень проскользнула к воротцам, которые служили входом за барную стойку. Не долго думая, Грейстоун на четвереньках поползла к этим воротцам.
Авенос Аллагис
1d12=5

Видимо, похмелье юной мисс все же сыграло злую шутку, так как увиденной тенью оказались ноги бармена. Старый волшебник, не смотря на накинутый капюшон, узнал ту маленькую воровку, которая когда-то украла у него единственного питомца. Бегите, мисс Грейстоун, если не хотите получить какую-нибудь опасную чару по своей пятой точке. И, к сожалению, огневиски Вам сегодня тоже не светят.
Зоуи Грейстоун
Как бы Зоуи ни хотела, чтобы это действительно оказался какой-нибудь пушной зверек, все же карма оказалась сильнее. Она не только не нашла никаких признаков существа, так еще напоролась на бармена. Более того - тот ее узнал. На мгновение Зоуи замерла, бармен - тоже. Буквально с минуту они играли в игру "кто кого пересмотрит", но тут бармен решил выбыть из игры первым. Вытащив свою волшебную палочку, он начал кричать. Зоуи мгновенно вышла из ступора и что есть силы подрапала в сторону выхода из трактира. Все-таки бармен не забыл, что девушка где-то полгода назад сперла у него козла (это если верить тем нецензурным высказываниям и проклятьям, что сыпались ей вслед).
Алекс Кроуфорд
Джулианна не только отблагодарила Кроуфорда улыбкой за поимку птенца авгурея, но и почистила его толстовку, чтобы он не ходил по улицам Хогсмида, как человек без определенного места жительства. На улицу уже вышли жители Хогсмида и приезжие маги, поэтому обнаружить зверей в такой обстановке становилось все сложнее с каждым часом. Алекс решил не терять времени. Он искал в вечнозеленых кустах, за оградами, высматривал кого-то вдали, мало ли, в овечьих загонах кто мог прятаться. Когда магозоолог услышал плач ребенка, он обернулся. Мама успокаивала девочку, повторяя: «Малышка, это всего лишь злая крыска, ты у меня очень красивая и вовсе не пончик! Пойдем подальше от этого злого трактира».

Не Кроуфорду осуждать человека за его физические недостатки, потому что он проникся текстами песен Рианны и был уверен в том, что феминизм спасет мир, но зато благодаря этой сцене магозоолог понял, что около «Кабаньей головы» может скрываться враждебно настроенный джарви. Он побежал к трактиру и наткнулся на кого-то получше, чем покрывающий гнусными словами хорек.

– Хэй-хо! Тебя что, за порог не пускают теперь? Старик из ума выжил, ты ему месячную выручку сделаешь за пару минут.
Авенос Аллагис
На счастье мисс Грейстоун, старый бармен настолько рассверипел, что не способен был произнести четко какое-нибудь заклинание, но из его палочки то и дело сыпались искры. Наказать воровку ему не удалось, зато послать ей вслед тысячу проклятий, а также послать в волшебницу сноп ярких искр, которые довольно ощутимо все же шлепнули девушку по филейной части.


Мистер Кроуфорд:
1d12=8

Если мистер Кроуфорд на мгновение отвлечется от своей подружки, то увидит ту же самую шуструю тень, которую видела девушка у барной стойки.
Алекс Кроуфорд
Не успела Зоуи ответить на вопросы Кроуфорда (видимо, ее до глубины души оскорбил тот факт, что старик-трактирщик выгнал ее из «Кабаньей головы»), как Алекс замотал головой и приставил указательный палец к губам, мол, помолчи-ка, подруга, тут разворачивается план «перехват». Магозоолог заметил шуструю пушистую задницу, выбежавшую вслед за Грейстоун из трактира и скрывающуюся за какими-то ящиками около здания. Зона поиска сузилась, однако нужно было помнить, что этот хорек-переросток может сделать подкоп и удрать со сверхзвуковой скоростью, сыпля проклятья похуже, чем трактирщик. Алекс на цыпочках подошел ко всем тем ящикам, где, по разведданным, скрывался пушистый нарушитель правопорядка.
Зоуи Грейстоун
-Ай-яй-яй-яй! – Все-таки кары избежать не удалось, и что-то очень больно шлепнуло Зоуи по заднице. Девушка мигом выскочила за дверь, ооочень сильно надеясь, что старик не побежит за ней до самого Хогвартса, чтоб уж наверняка убить и скинуть хладный труп в ближайшую канаву. Может и к счастью, но прямо на пороге Грейстоун наткнулась на Алекса. Она сильно сомневалась, что парень ее спасет от безумного старикашки, быстрее он тоже получит люлей – ведь в тот вечер Кроуфорд был вместе с ней.
И все же надо было быстрее скрываться подобру-поздорову. Останавливаться на светскую беседу с другом Зоуи не пожелала, лишь неоднозначно махнула ему рукой, мол, «потом поговорим, когда меня не будут убивать в это время», и быстро подрапала вниз по главной улице.
Авенос Аллагис
1d12=10

Мистеру Кроуфорду следует все же считаться с опытом магозоолога, вдруг пронырливый хорек решит улизнуть от преподавателя. Потому действовать нужно осторожнее.
Алекс Кроуфорд
Зоуи где-то вдалеке уже улепетывала подальше от дедка-трактирщика (Алекс еще подумал, что надо как-то задобрить старикашку, а то что, ему одному теперь придется пить в «КБ»?); сам же Кроуфорд сконцентрировался на поимке джарви. Досадно, что он ходит на пробежку без своего рюкзака, в котором держит очень много полезных штук, в том числе, для приманки разнообразных зверей. Голыми руками хорька ловить даже небезопасно, потому что джарви не только остры на язык, но и на зуб. На очень много зубов, оставляющих долго кровоточащую рану. Но разве Алекса так легко остановить? Он неудержим!

Ирландец быстро отбросил один ящик, хорошо, что тот был пуст и весил всего ничего. Но зверя там не было. Думаете, джарви уже убежал? Как бы не так! Этот нахал явно дожидается своего звездного часа – если кусать, то рыбку покрупнее. Алекс – теперь уже осторожно, но так же стремительно – отбросил второй ящик, за которым, скорее всего, точно выжидал свирепый зверь.

– Попался, дружочек! – джарви не успел среагировать (потому что Кроуфорд идеальный охотник) и быстро оказался поднят за шкирку.
Авенос Аллагис
Хорек страшно сопротивлялся, даже попытался укусить мистера Кроуфорда за руку и обругать его всяческими неприятными словами, но против опытного мастера по тварям так легко не попрешь.

Мистер Кроуфорд зарабатывает еще 10 баллов за поимку юркого джарви!
Алекс Кроуфорд
– Атпути, амбал вонючий!

Эти джарви всегда забавляли Кроуфорда. Такой маленький мозг, но такой впечатляющий запас бранных и оскорбительных выражений (и это сейчас не об Алексе). Ирландец почесал хорька-переростка за ушком, отчего тот перестал вырываться из сильных рук магозоолога и даже по-кошачьи заурчал. Это не значит, что можно расслабиться и без опасений бежать к миссис Смит – джарви в любой момент способен укусить мага, вот таков у них нрав. Впрочем, Кроуфорду не привыкать быть покусанным/побитым/расцарапанным, он толстокожий. Волшебник взял хорька за шкирку, чтобы тот никак не смог добраться своими остренькими зубками до плоти, Алекс направился к Джулианне за своей наградой.
Идгрод Ларссон
В утро выходного дня, мне, как обычно, нужно было работать – ничего нового. Сегодня, вот, встретиться с информатором и дать ему указания. Я спрашиваю иногда коллег по “ОФ”(не люблю полное название, считаю его убогим и безвкусным клише) можно ли доверять этому вашему “информатору”? Они отвечают: “да, конечно, он учился у нас в школе, хотел стать аврором, ходил в дуэльный клуб”. Такие как раз и способны на предательство: сначала едят с твоих рук, а потом нож в спину. “Вот и посмотрим на него”, – думаю, имени его я не знала, да и лично не видела. А потом и видела. Не слишком ли много чести всех их запоминать?
Как обычно, утренняя рутина: чищу зубы, надеваю спортивный костюм, завязываю волосы в жгут, спускаюсь в паб(если кто не знает, живу я сейчас в “Трех Метлах”.), прошу тройной эспрессо с ромовым топпингом и выпиваю по дороге к кабаньей голове, выкидывая картонный стаканчик в первую попавшуюся урну.

Кабанья Голова. Последний оплот Пожирателей Смерти(или того мусора, который исполняет их приказания) в Хогсмиде, они частенько тут зависают вечерами. Я предлагала делать рейды на это заведение по вечерам, но всем же лень двигать своими задницами, они заняты “удержанием Хогвартса”. Изначально мне пришлось назначить встречу в “Дырявом Котле”, но потом вспомнила, что туда я не доберусь, ведь вся трансгрессия, в том числе и через каминную сеть, отслеживается. Они могут просто отследить моё перемещение и отправить своих лучших бойцов. Ладно, двух я осилю, может и трех. Но не больше, я ведь не Мерлин. Оставалось надеяться, что стажер-информатор не пользовался трансгрессией. Надо потом будет ему объяснить, что так делать – непрофессионально. Кстати, он уже ждал за крайним столиком. По первому впечатлению он показался мне каким-то неприятным, смазливым, даже для малолетки. “Но ладно, не будь такой предвзятой”, – говорю я себе, – “он ведь рискует своей жизнью, не каждый в восемнадцать на это способен”.
– Ага, привет.
Кстати, думаете, как я поняла, что это наш клиент? Легко, в трактире было всего четыре человека, два из них сидели за столом и выглядели потрепанными жизнью, а один за барной стойкой пытался опохмелиться.
– Как добрался? – спрашиваю, пытаясь узнать, пользовался он трансгрессией/каминной сетью или цеплял новомодную фигню на свою метлу.
Алехандро Испонтане
Этот выходной был таким же, как и все предыдущие. За исключением одного небольшого события. Разумеется, Алехандро не собирался опускать руки, сдаваться без боя. Просто есть война классическая, а есть холодная. Так и здесь. Можно не выходить в открытую конфронтацию с нынешним правительством. Зато никто не сможет уследить за огромным множеством волшебников в Министерстве Магии, за каждым из них наблюдать сутки напролёт нет возможности. Особенно, если некоторые из них ведут себя образцово-показательно. Как тот же Испонтане. За то время, что он работа в секторе Стирания Памяти, он выполнял работу идеально, не вызывая нареканий. В результате он заслужил доверие и был на хорошем счету у сотрудников. А потому ему стали поручать всё более важную документацию. И вот теперь выдался случай этим воспользоваться.

Кое-какие важные документы понадобились ордену. Эти сведения Алехандро мог предоставить. Изъять парочку нужных бумажек не составило труда, а затем и вынести их с рабочего места. Всё потому, что действовал молодой человек осторожно и деликатно, как подобает в таких ситуациях. Встреча была назначена в выходной день в Дырявом котле, но затем место встречи перенесли из Лондона в Хогсмид – в «Кабанью голову». Не лучшее место, но ничего не поделаешь. Только как быстро и незаметно добраться до деревни? В итоге Алехандро остановился на автобусе «Ночной рыцарь». Этот транспорт домчал его до Хогсмида очень быстро.

Прибыв на место встречи, Испонтане устроился за крайним столиком. Заказав для виду выпивку, он едва ли сделал пару глотков. Встретиться ему нужно было с авроркой по имени Ларссон. Кажется, молодой человек видел её в Хогвартсе мельком, но толком не задерживался на ней взглядом. Раз она бывалый аврор, то сама его отыщет. В этом маг не сомневался. Людей в трактире практически не было. Вскоре появился ещё один посетитель – женщина лет за тридцать или около того. Вероятно, это и была Ларссон. Она уселась к нему за столик, в качестве приветствия Алехандро лишь кивнул. А действительно ли это тот самый аврор? Или подставная личность, чтобы взять его с поличным? Нужно быть осторожнее, подумал парень.

- Ночной рыцарь, - кратко ответил он на заданный вопрос. Алехандро многое слышал о специфичности этой дамы от Эспирансо. Прежде чем отдавать документы, он хотел убедиться, что человек перед ним – действительно Идгрод Ларссон. Но как ему это сделать? Он решил задать вопрос, ответ на который должна знать только эта волшебница. Очень тихо молодой человек заговорил. – Какой патронус у Гарсиа? – произнёс он. Ещё Испонтане подумал о том, что неплохо было бы наложить какую-нибудь заглушку – чары, не позволяющие их слышать. О чём сообщил предполагаемой Ларссон в паре фраз.
Идгрод Ларссон
Кажется, первое впечатление меня не обмануло. Стажер то ли рисовался, то ли пытался умничать. Я лишь закатила глаза. Но это нормально, когда тебе семнадцать-восемнадцать лет. Думаешь, что ты уже не подросток, да и выглядишь, как взрослый человек, только вот взрослостью от тебя не пахнет, сколько папиными духами не душись. “Боже, да он ещё ребёнок, оф безнадежен, ведь среди Пожирателей Смерти много взрослых, даже старых волшебников”.

– Серьёзно? Патронус Гарсиа? Я правда обязана это помнить? – я усмехнулась и покачала головой. – Если хочешь повыпедриваться своей крутостью перед девочкой, то для девочки я старовата и страшновата, да и Хогвартс тут недалеко. А если хочешь работать, то детский сад выключаешь, ладно? Но кстати, “Ночной рыцарь” – уже похвально, многие из оф нагло аппатируют. Но знаешь, в автобусе тебя могут узнать, а Британия такая маленькая, что от Лондона до Хогсмида тридцать минут лететь на метле. Обычной. Метле.
Теперь мне следовало убедить его в важности его миссии. Я сама когда-то была восемнадцатилетней, – в этом возрасте просто мозги не на месте. Все заурядное, скучное и утомительное кажется тебе веселым, кажется романтичным. Хочется подвигов и славы. Ужасный возраст.

– Итак, кактебятам, – не стесняясь, что не знаю имени, начинаю я. – Конечно, министерство магии, это совсем не то, о чем мечтают нормальные люди в твоём возрасте. Больше скажу, это не то, о чем мечтают нормальные люди в любом возрасте. Но сейчас сложные времена. Нам нужны свои люди там, нам нужны подрывники. Твоя работа гораздо важнее, чем может показаться сейчас. Ну что ты там нашёл? – я сжала губы, намекая, чтобы он не тянул кота за хвост и показал, что он нашёл. – А да. Звукоизоляция. Но ты ведь взрослый волшебник, – я произнесла последние два слова с особой иронией, хотя так оно на самом деле и было – Мальчик большой, верно? Наверняка хорошо и экзамены сдал! Возьми и поставь “какую-нибудь заглушку” сам. – Я вздернула бровь, будто спрашивая, слабо ли ему. Или Росс в своём Хогвартсе совсем ничему не учит?
Алехандро Испонтане
Действительно, эта женщина обладала скверным характером. Зато теперь Алехандро был абсолютно уверен в том, что эта особа – та, кого он ждал. Странная женщина. Идгрод, чёрт её дери, Ларссон, бывший старший аврор министерства магии. Между прочим, он задал вполне логичный вопрос, а получил столь несносный ответ. Замечательно. Было очевидно, что эти двое вряд ли поладят. Хотя кто знает, как сложатся в дальнейшем обстоятельства. Препираться с этой особой у Испонтане не было ни малейшего желания. Бессмысленность. Поэтому молодой человек молча слушал всё то, что хотела ему сказать леди аврор. В определённый момент у него даже появилась возможность вставить слово.

- Рад слышать, что вы подарите мне метлу специально для этого случая, - Алехандро не собирался огрызаться или делать что-то в этом духе. Просто он до сих пор не приобрёл метлу и делать этого не собирался. Зачем? Трансгрессия, каминная сеть, «Ночной рыцарь», порталы – все эти способы перемещения в пространстве позволяли ему избежать столь неудобного транспорта, как метла. Хотя, конечно, маг держался на ней уверенно и вполне мог бы совершать полёты на ней. Только вот путешествие на метле рядового сотрудника министерства магии наверняка вызовет в случае чего больше вопросов, нежели поездка на автобусе. Зачем летать без комфорта, если предоставляются возможности передвигаться с удобством? Тем более ему, выходцу из чистокровной семьи, думать о полётах на метле вместо быстрого и эффективного способа перемещения. Глупо как-то. Авроры что-то совсем погрязли в плетении своих интриг.

- Хок, - коротко представился Алехандро прозвищем, которое ему нравилось. Хок, он же ястреб. Если бы молодой человек взял испанский вариант, такое имя было бы слишком заметным. А вот английское словечко вряд ли привлечёт внимание. Речь о важности его подпольных деяний совершенно не тронула сердце волшебника. К своей должности в министерстве магии он уже вполне привык. И его вполне привлекала перспектива постепенно расти по службе под начальством мистера Уайта. Однако Алехандро с удовольствием воспользовался возможностью помощь ордену. Почему нет, если это не помешает его основной специальности? Ал даже начинал думать, что оно и к лучшему. Что ему мог дать Аврорат, помимо крови и бесконечных терзаний? Он и сам не мог дать ответ. Работая же в министерстве, юноша занимался тем, что ему приходилось по душе. Отличный вариант.

- Вот, - молодой человек протянул пакет, в котором находились интересующие орден документы. Он попросил наложить заклинание аврорку, потому что у неё это получилось бы со стопроцентной вероятностью. Сам Алехандро подобными чарами в быту пользовался редко. И, хоть знал нужную формулу, не был уверен, что у него всё получится. Как на экзамене с использованием молнии. Поторопился, применил чару, превышающую его возможности, и всё обернулось конфузом. Что же, он попытается воспользоваться заклинанием. И ему не будет стыдно, если провалится. Потому что он предупреждал Ларссон, хоть и не напрямую, что не уверен в своих возможностях. Волшебная палочка скользнула из рукава мантии в правую руку. – муфлАто! – взмахнув палочкой, произнёс Испонтане, рассчитывая, что у него всё же получится поставить защитный антизвуковой купол.
Болум Деспендо
1d12=6
Алехандро поставил купол на 15 минут, однако в его радиус попала пожилая алкоголичка.
Идгрод Ларссон
Если бы у меня была возможность вернуть то время, когда мне было восемнадцать..то я бы его не вернула. Или нет, вернула: не вышла бы замуж, ушла со школы авроров и все равно стала бы тем, кем я являюсь сейчас, потому что от судьбы не уйдёшь. Да, скорее всего, не вернула бы. Но я в восемнадцать была уже на гране замужества, создания собственной семьи, а напротив меня сейчас сидел совершенный ребёнок, амбиции и самомнение которого ещё не растоптал мир. Уверена, мать гладит ему рубашки, а отец засовывает в передний карман брюк гандоны. Хотя, казалось бы, такое время. Дети рано взрослеют, но раз пошёл в министерство, значит чей-то сыночек.

– Мальчик, ты ко мне в альфонсы набиваешься? – я приподняла брови и иронично улыбнулась, сдерживая смешок. – Конечно, я куплю тебе метлу, тут ”Дэрвиш и Бэнгз” недалеко даже. – или можно было подарить ту метлу, которую я украла у Розмерты во время штурма Хогвартса. Чего тратиться-то, я живу только на лицензионные отчисления от книги. Это, конечно было смешно, но потом мальчик представился. Я сделала серьёзное лицо и...не просто не выдержала.

– Кхм-кхм-кхм, – прокашлялась я. – Кажется, я простудила горло. Хок значит. – я очень хорошо умела сдерживать смех, мой муж был такой шутник, а я старалась быть крутой в его присутствии. Но этот навык почти растерялся, ведь последние пять лет у меня не особо много моментов для смеха или для радости. – Х о к. – произнесла по буквам. – Похоже на цок. Буду звать тебя так. Цок-цок. Пьешь виски? Вайт хорс. Сейчас позову бармена. – я уж было вытянула руку, чтобы щелкнуть пальцем и подозвать бармена, что-то типа ”Псс, Барни, иди сюда”. Но передумала, не потому что его звали не Барни(откуда мне вообще знать, я приличная женщина и не синячу в таких местах). А потому что мне просто не хотелось спаивать ребёнка, тем более, это противозаконно. Нет, я все же позвала бармена. – Барни, принеси нам один сок. Нууу, или молоко. Как у вас нету? Все, иди отсюда, у нас важная беседа. – Кстати, его все-таки звали Барни. Откуда я знаю? Это уже не ваше дело.
Цок поставил купол без лишних слов. С видом: ”да, безусловно, я так крут и невозмутим”. У меня уже глаза устали закатываться. Передал пакет бумажек.

– Спасибо, Цок, мы изучим это сегодня вечером и дадим тебе знать. – я засунула пакет в рюкзак, он еле туда вместился. Итак, теперь нужно было дать ему инструктаж. Не знаю, как у них в их ”министерстве магии”, но у нас всегда орут и прикалываются со стажеров. Что в этом криминального? – Итак, Цок-цок. Не. Ходи. К Цыганам. Да, это заманчиво, но не стоит, – произнесла я это грозно и с каменным лицом.
Алехандро Испонтане
Объяснять ситуацию с материальным положением Алехандро не собирался. Конечно же, деньги у него были. Но тратить их на вещь, не особо полезную в повседневной жизни – глупость. Пусть уж ему подарят метлу, чем он потратится на неё, понимая, что это транспортное средство необходимо ему исключительно для полётов на встречи с членами ордена. Рассказывать об этом не столь важному человеку в его жизни он не планировал. А тут ещё подкатили усмешки и подколы по поводу выдуманного прозвища. Что ж, видимо, придётся настоящим представляться.

- Алехандро я, - коротко бросил он, закатив глаза. К чёрту конспирацию. Да и купол поставлен вполне успешно. Теперь говорить можно свободнее. Видимо, ему придётся запастись терпением. Потому что без этого качества в общении с Ларссон не прожить. Все нервы покромсает на лоскутки. Зачем он вообще с ней связался? Потому что она профессионал. И, окажись Испонтане в Аврорате, на подготовительном курсе для авроров, обязательно бы в конечном счёте столкнулся с этой особой. Так что можно предположить, что их встреча – просто стечение определённых обстоятельств, претендующих на статус судьбы. Или что-то в этом роде. Впрочем, Ал не собирался заморачиваться по этому поводу.

- Хорошо, - кивнул он в ответ на фразу о документах и результатах их изучения. Однако дальнейшая фраза едва ли не выбила его из колеи. Цыгане? Причём здесь цыгане? Поначалу Алехандро подумал, что это какой-то шифр на случай, если ему всё-таки не удалось поставить заглушку успешно. Однако молодой человек быстро понял, что его просто-напросто дурят. И эта шутка выглядела крайне неуместно в данной ситуации. – Хватит уже шутить, - слегка раздражённо произнёс маг. – Я не развлекаться сюда пришёл и не ради игры с вами, - сказал он, серьёзно глядя на волшебницу. Если все в ордене такие, как эта женщина, организация обречена.
Идгрод Ларссон
Вы только посмотрите. Алехандро он. Как мило. Нет, мальчик, так не пойдёт, неа. Назвался Цоком – полезай в табор. Но кстати, Алехандро звучало так пафосно и вычурно, как, какая-нибудь “хандра”. Конечно, не мне об этом говорить, моё полное имя – Идгрод, но я так даже не представляюсь, понимаете? Кажется, этот мальчик какой-то родственник для Эспре..Эффе..Эспирансо Гарсиа, и у них в семейке был конкурс под названием “назови ребёнка так, чтобы его дразнили в школе”. О Господи, какие только странные люди на этом свете не существуют.

Я тяжело вздыхаю и мне уже не смешно. Ладно, просто надо дать ему указания и все, да? Но эти дети. Они такие непослушные. Кажется, меня совсем нельзя подпускать к этим деткам, подросткам, потому что я не могу без смеха противостоять тому, как они в свои семнадцать-восемнадцать царьками земли.

– Ну раз не развлекаться сюда пришёл, то тогда слушай меня внимательно. По возможности старайся запоминать или записывать. Первое – это то, что ты не должен вызывать никаких подозрений. Если ты необщительный, то должен быть общительным, если не умеешь шутить – смейся с чужих шуток. Это основа. Заведи себе друзей из соседнего отдела, сходи с ними, там, в клуб или где молодёжь сейчас развлекается, спрашивай у них, не грузит ли их начальство, не пытает ли. Замути с хорошенькой сисястой – только сисястой, если плоская, то, скорее всего, чистокровное аристократическое дерьмо – актриской из Волшебной Академии Пафосных Уродцев и внимательно слушай, как она изливает тебе душу из-за того, что не смогла получить роль, не забывай подбадривать и говорить, как она лучше бездарных плоских чистокровок – и она проникнется к ним хейтом. Заведи профиль во всех приложениях, в ИнХогвартсе там, только на меня не подписывайся и ни на кого из ОФ тоже. В общем, попритворяйся простым режимным мальчиком, но отмечай все, что видишь вокруг себя. Вопросы?

Я была уверена: этот малек включит свою тинейджерскую строптивость и не послушается меня. Но это уже его проблемы, Пожиратели Смерти не дураки, они гораздо хитрее и сильнее орденцев, и не дадут никакой пощады этому мальчику, если он оступится.
Алехандро Испонтане
Советы Ларссон выглядели по большей части вполне сносными. Значит, нужно было не выделяться из толпы. С другой стороны, начальник отдела прекрасно знает характер Алехандро ещё со школы, мистера Уайта не проведёшь. Если парень начнёт внезапно общаться активно со всеми, вызовет подозрения у бывшего школьного учителя. Тогда молодому человеку лучше всего начать постепенный переход от необщительности к общительности, тогда это будет выглядеть вполне уместно. С этой частью плана, с точки зрения Алехандро, проблем возникнуть не должно.

Далее последовало весьма любопытное предложение. Подружиться с парнями из другого отдела – это можно, хотя с дружбой у Испонтане всегда были проблемы. Но встречаться с будущей актрисой из В.А.Д.И.? С другой стороны, почему бы и нет? Так или иначе, иметь девушку – это нормально. А вот не обращать внимания на противоположный пол – уже странно. Ларссон права, чтобы не приковывать внимание, нужно быть как все. А для этого необходимо влиться в общество. Так он и поступит. Только нужно подумать, как познакомиться с красоткой с актёрского факультета. Но об этом Ал подумает позже.

Создать профили в приложениях? Можно, конечно. Только что там ему делать? Разберётся. Ну и нужно будет приобрести новое изобретение, в котором регистрируются все эти приложения. О нововведениях новой власти раньше Испонтане как-то не задумывался. Но теперь становилось очевидным, насколько важно разбираться в сложившейся ситуации. Ал обязательно займётся знакомством с новыми вещами в повседневной жизни, чтобы соответствовать стандартам общества. Можно считать, что все те предложения, которые озвучивала Ларссон, на самом деле боевое задание или что-то в этом роде. Поэтому все их желательно, даже нет, крайне необходимо выполнить в лучшем виде.

- Вопросы следующие. Во-первых, когда вы предоставите мне метлу, - чуть усмехнулся Испонтане. Он вполне серьёзно подошёл к этому моменту. – Во-вторых, как будем держать связь, ведь через приложения путь заказан. Да и совы ненадёжны. В-третьих, - он сделал небольшую паузу, обдумывая, как лучше сформулировать свой вопрос. – Посоветуйте, пожалуйста, на что лучше всего обращать внимание. Всё-таки в этом деле я новичок, - признался Ал. Ему не было стыдно или что-то в этом роде. На самом деле, он хотел получить максимальное количество советов и попытаться воплотить их на практике максимально хорошо.
Эспирансо Гарсиа
Покинув паб «Три Метлы», Эспирансо почувствовала необходимость забыться. Лучше всего это можно было сделать с помощью алкоголя. Поэтому Пира, не слишком раздумывая о последствиях своего решения, побежала в трактир «Кабанья голова», который был известен не слишком хорошей репутацией. Однако сейчас волшебнице было абсолютно плевать на то, какая у заведения репутация и какие слухи могут поползти, если она так объявится, а её заметит кто-то из студентов. Что там вообще делать студентам? Правильно, нечего. Вообще, о детях Пира думала в последнюю очередь. Ей просто хотелось перестать ощущать то, что накопилось на душе. И алкоголь был, с её точки зрения, лучшим способом сделать это.

Пока добиралась до трактира, целительница успокоилась. Улыбаться она, конечно, не смогла, но перестать рыдать ей удалось. Оказавшись в «Кабаньей голове», волшебница обратила внимание, что здесь много народа. В том числе люди в плащах, чьих лиц было не видно. Но ей не было дела до окружающих. Эспирансо заказала много выпивки и потратила где-то полчаса или больше на её поглощение. Не умея пить, она быстро опьянела. Расплачивалась за алкоголь она сразу, как положено. И попросила не слушать её и больше не приносить ничего даже за деньги. Впрочем, Пире хватило и того, что она уже заказала, чтобы уйти в отрыв.

Когда охмелевший мозг Эспирансо сообразил, что пора бы возвращаться в Хогвартс, вечер обратился ночью. Но её это не смутило. Пусть аппарировать к входу на территорию замка она в таком состоянии не сможет, девушка прекрасно знала, как добраться до школы пешком. Поэтому она приняла решение добираться своим ходом. Выйдя из трактира, Пира вдохнула летний воздух. Ночью он был прохладнее, чем днём, и это позволило чуть-чуть проветрить мозги. Гарсиа удивительным образом ещё держалась на ногах и искренне верила, что доберётся до Хогвартса самостоятельно.
Дух
Ночь – самое удобное время для тёмных дел. Неспроста именно в это время суток происходят самые жуткие вещи. Днём больше шансов быть опознанным и пойманным. Ночью же можно не только скрыться, но и остаться неузнанным. Хотя кто с ним знаком? Учёное сообщество давным-давно изгнало его из своих рядов, испугавшись великих идей, по их мнению – преимущественно безумных. И он ушёл, скрывшись в ночи, став её партнёром. Как здорово работать с той, кто никогда не предаст! И пусть он обратился к тёмной магии, от своих исследований отказываться не стал.

Темнота – потрясающая союзница. Особенно когда твоя цель – похищение. Днём меньше шансов остаться незамеченным и неопознанным, нежели в ночи. Темнота предоставляет больше пространства для манёвра. Теперь, когда исследование завершило стадию работы с животными, пора было переходить к экспериментам с людьми. Для этого необходимо подыскать подходящий материал. Для этого решено было предпринять вылазку. Лютный переулок не подходил в виду того, что там было непонятно, кого хватаешь – мелкую или крупную сошку. А проблем на свою голову маг не хотел. Поэтому выбор пал на Хогсмид.

В этой небольшой деревеньке жили только волшебники, так что шанс ошибиться и схватить маггла был нулевой. Выбрав в качестве цели трактир «Кабанья голова», маг снизил шансы схватить кого-нибудь значительного, кого будут искать, до минимума, поскольку здесь, насколько он знал, обычно ошивалось сплошь отрепье. В тёмном переулке неподалёку от заведения едва-едва можно было различить его фигуру в тёмном плаще и капюшоне, скрывающем лицо. Оттуда он наблюдал за входом.

Долгое время ему пришлось выжидать. Выходившие из трактира посетители не достигали той кондиции, когда человек становится неадекватен и беззащитен. Поэтому магу пришлось ждать появления своей жертвы. Он согласился бы на пьянчугу, главное, чтобы тот был волшебником. Но ему повезло. На пороге «Кабаньей головы» появилась молодая девушка, нетвёрдо стоящая на ногах. Отличный вариант! Маг чуть подался вперёд, когда цель проходила рядом с тем местом, где он стоял.

- Позвольте проводить вас домой, - возникнув из темноты, предложил волшебник, и крепко схватил свою жертву. Ещё девчонка, а напивается вечером в одиночестве. Её даже было немного жаль. Но отказываться от задуманного он не собирался. Маг потащил её за собой в переулок, где не было света фонарей. Она принялась бормотать что-то вроде «мне совсем не в ту сторону», но он делал вид, что не слышит или не понимает, что та говорит. Её даже вырубать не пришлось, она и так едва была в сознании. Когда тьма скрыла их, маг, покрепче ухватив свою добычу и надеясь, что она не будет сопротивляться, потащил её.

– Тсс, малышка. Не говори не слова, и будет небольно. – сжимая ей огромной рукой рот, чтобы она не издавала лишних звуков.
Эспирансо Гарсиа
Пира, нетвёрдо стоя на ногах, медленно двигалась по кое-как освещаемой фонарями улочке Хогсмида. Она была уверена, что идёт в нужном направлении, и вскоре окажется в Хогвартсе. Там ей точно не стоит видеться с Алексом. В таком состоянии уж точно нет смысла о чём-то разговаривать. Вот завтра, когда протрезвеет, можно попробовать поговорить. Но ей этого совсем не хотелось. Эспирансо хотела закатить скандал, поскольку думала, что имеет на это право. Или просто игнорировать парня, но тогда ничего не прояснится. В общем, решение проблемы было отложено в долгий ящик.

Вдруг из темноты появился человек, лица которого не было видно из-за капюшона. Он любезно предложил проводить Пиру до дома. Гарсиа рассмеялась и чуть пошатнулась. Тогда её крепко схватили мужские руки. И они явно не принадлежали Алексу. Поначалу Эспирансо засомневалась, стоит ли позволять себя проводить. Но потом решила, что ей в общем-то всё равно, поэтому не стала сопротивляться. Её куда-то повели. В дальнем уголке сознания бился вопрос «откуда он знает, куда меня вести», но сознание так сильно плыло, что Пира не могла ни на чём сосредоточиться.

Постепенно свет начал удаляться. Но ведь дорога до замка всегда освещена, разве нет? Девушка засомневалась. Почему не зажгли фонари? Она попыталась нашарить волшебную палочку, но её крепко держали, не давая лишний раз пошевелить руками. Тогда волшебница попыталась объяснить, что ей не нужно в темноту, ей нужно в другую сторону. Странный ей попался помощник, ну да ладно. Главное, чтобы отвёл куда надо. Внезапно незнакомец замер и схватил Пиру сильнее, чем раньше, потом заговорил. Девушку охватил дикий страх. Ей хотят не помочь, а навредить! И не дают позвать на помощь! Перепугавшись, Эспирансо решила защищаться, как может. До волшебной палочки достать не получалось, поэтому она, припомнив уроки самообороны, которым когда-то училась, попыталась заехать обидчику локтем куда-то в область лица.
Дух
До этого он никогда не похищал людей. Возможно, стоило бы использовать легилименцию или империо, но он был ещё слишком молод и неопытен для этого дерьма. Вот так вот вышло, в нашей истории ты главный босс, а по жизни – неуверенный в себе дилетант. Да, вот так вот выходит часто, все злодеи и антагонисты имеют брешь, ахиллесову пяту. Они имеют и положительные стороны, ведь абсолютного зла не бывает(по крайней мере, мне оно не встречалось за всю мою долгую жизнь). Злодеи, или люди, именующие себя таковыми, лишь стремятся к абсолютному злу, мечтают стать его истинным воплощением. Как, например, Тот-Кого-Нельзя называть, что сам себя выдвинул на кандидатуру тёмного архимага, на кандидатуру архимагистра зла. Но проблема, но главная коллизия всей истории в том, что Ф. не идентифицировал себя как злодея, он принадлежал к самой опасной категории плохих парней. Он принадлежал к той категории, что, будучи ублюдками, не осознают этого, считая, что они исполнители главной, благой цели, и это и делать их опасными, потому что они лишены угрызений совести. Можно ли причислить к ним нашего Господина, Волан-де-Морта? Очевидно, нет. Он всего лишь популист, подхвативший идею, что жила в сердце правящей элиты уже очень давно, и, завоевав их расположение, завоевал и власть. Идею Ф. не поддерживал никто, кроме его сестры, а это, между прочим, было семейным делом(хоть и их прадед притворяется, что ничего не произошло). Но теперь сестры нет, она умерла, подставив и себя, и его невероятно. Он потеряли все, над чем так долго работал, в одно мгновение.
Прошёл почти год, и он почти все это время пробухал, даже пытался убить себя, не видя дальнейшего смысла в своём существовании, но сейчас..сейчас он просто решил попробовать снова возобновить ту практику, заброшенную года три назад. Ему никогда не достичь фонтана, но он может сделать хоть что-то, перестать пребывание в угнетенном состоянии из-за того, что хотя бы частично не может реализовать свой план.

Так к чему я вас подталкиваю? Главный босс нашей истории даже и не надеялся сегодня поймать такую в свой сачок, ему подворачивались лишь унтерменши, а теперь подворачивается под руку она, вроде бы беленькая и чистая до этого, но сегодня ночью шатающаяся пьяной и отчаявшаяся, ее состоянием можно воспользоваться. И Ф. надеялся просто без лишних усилий дотащить её до багажника маго-кара его усопшей сестры. Но, вот так вот вышло, что главный босс порой чувствует неуверенность и у него порой дрожат руки, из которых вырывается эта девочка, заезжая ему по морде со всей дури и развивая нос. Неприятное чувство, горячая кровь, текущая по лицу и застывающая на щетине, еще больше вызвала в нем ярость. Он берет ее за волосы, пока та не убежала, и тащит к машине, что своей чернотой почти слилась с ночью.

– Я же говорил тебе: ни звука! – достав из кармана кулек с сонной травой, он прижимает его к носу жертвы, пока та не отключится. В багажнике было все необходимое, ожидало нужного часа. Ещё его сестра хранила путы из дьявольских силков, замыкающую уста ляпучку-кляп и целый мешок с ядовитыми травами, видимо, чтобы от его паров люди теряли сознание. И кого же она хотела похитить? Возможно, это стоило ей жизни, но сейчас неважно. Он заматывает свою жертву, замыкая ей рот, и закрывает багажник. Ф. любил эту машину, она все еще пахла запахом новизны и имела довольно современную начинку, в отличие от его старой колымаги. У сестры губа не дура. Дезиллюминатор включился мгновенно, и через минуту он уже взмыл в воздух. Это крупная добыча, а не типичная алкашня, до которой никому нет дело. И как долго она продержится?
Эспирансо Гарсиа
Ура, она попала, попала! Гарсиа не зря занималась, училась приёмам самообороны. Кажется, даже пара капель крови попала на её руку. Неужели удар оказался таким сильным? Верно говорят, что пьяные не только не ведают, что творят, но и получают откуда-то невероятную силу. Пира чувствовала себя супергероем, который получил силы от выпитого им алкоголя. Она была готова драться, если не учитывать то, что она едва на ногах держалась. Но если волшебница не постоит за себя, кто знает, что с ней может случиться. Нужно срочно выбираться отсюда!

За отказ повиноваться Пира получила наказание, о котором незнакомец предупреждал. Её потащили за волосы, что само по себе больно и неприятно. Но это ещё не всё. Ей сунули под нос нечто, по запаху напоминающий травы, которые Эспирансо знает. Или знала… Сознание вдруг сильно поплыло, и девушка засомневалась, работала ли раньше с этими растениями. И вообще, для неё вдруг всё вокруг потеряло значение. Невероятно хотелось спать. Сознание стремительно ускользало, и Пира понимала, что пришла беда. Но она уже была не в силах предпринять что-либо. Ещё мгновение, и девушка скользнула в объятья Морфея.
Зоуи Грейстоун
Зоуи была взвинчена. Ну, как взвинчена. Не очень так, но все равно ощущения были не из приятных. Последний разговор с Эспирансо так сильно подавил на уже давно забытые чувства и воспоминания, что заставил высплыть все это наружу. Сколько бы Зоуи ни тешилась в объятиях любимого мужчины, все равно эти гадкие воспоминания с каждым разом вылезали и напоминали о себе. С этим надо было что-то делать. Надо было как-то вновь закопать это разворошенное гнездо, чтобы дальше спокойнее жилось.

Зоуи знала, что нужно было сделать. И с кем. Это было практически идеальное решение любой проблемы, и этим срочно нужно было воспользоваться. Наверняка, не у нее одной сейчас были такие мысли о методах успокоения души. И, как всегда, девушка была права. Встреча состоится.

"Три метлы" не очень подходили под соответствующее место для расслабления, идеалом, конечно же, всегда была "Кабанья голова". Но только проблема была в том, что Грейстоун туда путь заказан. Даже ближе чем на десять метров она не может приближаться к этому заведению. Ну, Мерлиновы панталоны, сколько можно-то? Украла она козла уже давно, пора было бы об этом забыть! А, черта с два, плевать она хотела на все угрозы и предостережения, и теперь ее путь лежал прямиком в запретный трактир.

Не стоит описывать всю ту длительную перепалку между маленькой девочкой Зоуи Грейстоун и престарелым владельцем, он же бармен, трактира "Кабанья голова", при участии волшебных палочек, а также маггловского ружья, которым хозяин любил попугивать блудливых алкашей. Но, благо, закончился этот спектакль на удачной для аспирантки ноте - ей буквально чудом удалось убедить владельца заведения, что козлику, имя которому теперь - Бернард, будет лучше с ней, чем в обществе пьяных непонятных людей, которые его частенько шпыняли по трактиру и окрестностям. И что теперь копытно-рогатое существо в безопасности, всегда сытое и чистое, и даже с вычесанной шерстью и вычищенными рогами.

Когда прощение и позволение на посещение было получено, Зоуи, малость посетовав, что за годы отмщения бармен мог бы озолотиться за ее счет на кругленькую сумму, заказала бутылку самого лучшего огневиски и два стакана. Время ожидания началось. Усевшись за одинокий столик в углу, где вместо стульев был единственный угловой маленький диванчик буквально на две задницы, девушка решила начать успокаивать свое нутро уже прямо сейчас, не дожидаясь своего спутника. Тот подтянется, тогда можно будет продолжать уже серьезнее. А сейчас, буквально половину стакана, в качестве бонуса за ожидание.
Алекс Кроуфорд
Две-три последние недели выдались сумбурными, даже суматошными, причём каждый обитатель считал своим святым долгом дёрнуть Кроуфорда по малейшему поводу. Как будто он устраивался разнорабочим, а не преподавателем ИМС; хотя, надо сказать, по работе было также немало сложностей, о которых упоминать совсем не хочется – вам это покажется малозанятным, но, поверьте, нервы у Алекса начали сдавать под конец месяца знатно. Это отражалось не только на его преподавании (точнее, на той скучной части, когда надо проверять домашние работы и контрольные – песочные часы факультетов за счёт лёгких баллов по ИМС не пополнялись драгоценными камнями уже долгое время); в личной жизни всё было тоже не слава Годрику. Мало того, что сам ирландец становился с каждым днём раздражительнее и из-за отсутствия взаимопонимания с Эспирансо мог иной раз прикрикнуть на неё, так и девушка не хотела исправлять ситуацию. Будучи уверенным в своей правоте, Алекс считал, что именно Пира должна проявить благосклонность, ведь ей это как минимум свойственно по природе своей, а как максимум – она же экс-хаффлпаффка, алё, вы со временем превращаетесь в злодеев, что ли?

Только один человек, наконец, понял, что Кроу нуждается в разгрузке. Точнее говоря, Алекс назвал это даром провидения, поскольку Грейстоун была единственная среди всех слепцов, кто предложил волшебнику выпить в Хогсмиде. Вероятно, у самой Зоуи тоже было проблем немало и ей просто хотелось отдохнуть в приятной компании, но версия о том, что она своим третьим оком почуяла (на худой конец – карты подсказали), что друг на глазах сгорает и его нужно срочно спасать, была предпочтительнее для ирландца.

Они договорились встретиться у ворот Хогвартса и пройтись до «Головы», чтобы нагулять, так сказать, аппетит, но опять Алекс кому-то там экстренно понадобился, поэтому он кинул сообщение на магбол Зоуи, мол, так и так, жди меня в трактире, опоздаю ненадолго, но тем не менее. И вот, закончив помогать Дженкинс с транспортировкой зелий в Больничное Крыло, Кроуфорд накинул на себя одежду потеплее (вдруг придется спать на сене в углу кабака, как когда-то уже было?) и помчался к самой понимающей подруге на свете.

– Ларс, здорово! – Может, его звали вовсе и не Ларс, но хозяин вполне дружелюбно откликался на это имя и жал руку при встрече с завсегдатаем своего недорогого, но очень душевного заведения. Как и сам хозяин, Кроуфорд никогда не задавал лишних неудобных вопросов. Староста деревни вообще поговаривал, будто трактирщик – вампир, но даже если так, то покуда в «Кабаньей Голове» подавали отборнейшее огневиски, Алекса всё устраивало.

Поздоровавшись с хозяином «КГ», который вышел на улицу сделать то, что Минздравом Британии порицается, ирландец открыл дверь трактира и огляделся: как он и ожидал, Грейстоун уже сидела в углу бара, не привлекала к себе ненужного внимания и одиноко попивала нечто знакомого цвета.

– Ты уже готовая или только начала пить, Грейстоун? А-а, вижу, бутылка еле-еле начатая. Или мне проверить за скамейкой, есть ли там пустые бутылки? – Алекс махнул рукой и с весёлой (и благодарной) улыбкой уселся подле подруги. Официантов здесь отродясь не водилось, поэтому наливать и обновлять надо было самому; Зоуи – девочка умная, поэтому второй стакан, предназначенный для Кроуфорда, стоял на столе рядом с бутылкой. Отточенным движением стакан был наполнен и таким же отточенным движением наполовину тут же опустошён. – Ухх! Знаешь, как давно я хотел просто расслабиться и прибухнуть? Ты прям реально прорицатель, что бы кто ни говорил. Вон мои студенты спрашивают, насколько предсказания кентавров верны, а я им отвечаю, дескать, наша аспирантка Грейстоун им сто очков вперёд даст! Ну, че как там? Мы сегодня с Ри общались, когда принимали роды у одной единорожки, он сказал, что ты в последнее время того – как это приличнее сказать? – а, замученная, как ездовой дромарог.
Зоуи Грейстоун
К счастью, долго ждать не пришлось. Алекс был один из тех немногочисленных людей, которые никогда не заставляли себя ждать, даже если были по уши загружены внезапными делами. Так и Кроу, которому весь день, судя по его же словам, пришлось знатно побегать, не стал оттягивать время встречи. Зоуи дружелюбно улыбнулась своему подошедшему спутнику.

-Я чиста как стекло. Пока что, - Грейстоун даже обезоруживающе подняла обе ладони вверх, убеждая Алекса, что это ее первый стакан за сегодняшний день. Пить в одиночестве она, конечно, может и умеет делать это вполне себе профессионально, но всегда лучше делать это в компании. А еще лучше – в хорошей компании. Сейчас же у нее появилась эта компания, и можно было оторваться от души. В любом случае, возвращаться в Хогвартс они будут вместе, если придется – ее донесут на больших и сильных руках. Но Зоуи надеялась, что до такого состояния не дойдет. Наверное.

-Неужели ты сомневался в моих способностях? – Фыркнула Грейстоун, утыкаясь носом в стакан, неспешно похлебывая его содержимое. –Ведь не просто так ты мой близкий друг, я всегда знаю, когда ты в чем-то нуждаешься, чтобы это ни было. Так что позволь себе расслабиться, - Губы девушки чуть дрогнули, изображая что-то наподобие улыбки. Но, кажется, расслабиться не мешало не только Алексу, но и самой Зоуи. Она положила ладони на лицо, подушечками пальцев протирая уставшие глаза. Не так-то было просто расслабиться.

-Что? – Ей или послышалось, или ее только что назвали какой-то ездовой кобылой со странным названием? Нет, все-таки не послышалось. –Ездовым кем?.. А, в прочем неважно. Да… - Залпом Зоуи отправила в себя остатки стакана и легким движением руки наполнила его заново. –Я не знаю, в последнее время что-то много всего происходит, все так и пытается выбить меня из колеи. Еще и эта ужасная практика по… - Девушка осеклась и замолчала, понимая, что едва не ляпнула лишнего. Нет, Алексу об этом говорить категорически нельзя. –В общем, я страшно устала от всего. Слушай, - Зоуи быстро переменила тему, лишь бы отвадить от себя попытки покопаться в ее внутреннем тараканьем гнезде. - Я, конечно, не хочу лезть в ваши отношения с Эспирансо, но ее поведение в последнее время переходит все границы! Она даже недавно на меня напала! Неужели ты настолько плохо удовлетворяешь ее потребности, что она готова кидаться на людей по любому поводу как цепной пес? – Грейстоун попыталась скрыть широкую улыбку в стакане, но это удавалось ей очень плохо. Нет, конечно, она была уверена, что с Алексом все в полном порядке, он ведь такой статный мужчина, с таким вообще грех было на что-то жаловаться.
Алекс Кроуфорд
Дромароги, к вашему сведению, очень опасные и своенравные звери. Они практически не поддаются приручению, выглядят устрашающе и одновременно прекрасно (на вкус Кроуфорда, конечно) и способны выносить колоссальную нагрузку. Видится, стечение всех данных обстоятельств надоумило горных троллей пытаться использовать дромарогов в качестве транспортных средств. Шутка в том, что горные тролли никогда не отличались сообразительностью, а вкупе с гордым нравом дромарогов и главным тролльским принципом «сила есть – ума не надо», о котором те сами не подозревают, горные ребята знатно попортили жизнь рогатым беднягам. Непослушная кобыла? Бац дубинкой по массивной голове. У троллей жизнь проста и незатейлива. Дошло даже до того, что в итальянских Альпах, где обитали одно время и тролли, и дромароги, популяция последних сократилась до ужасающего минимума в одну особь, после чего маги забили тревогу и стали усердно заниматься селекцией и протекцией горбатых существ.

Эту магозоологическую справку Алекс, естественно, оставил для студентов, потому что, во-первых, Зоуи было плевать на живность в целом и, во-вторых, на реплику подруги ирландец ответил сочувствующим взглядом, лёгким похлопыванием по плечу и новой порцией огневиски в её стакане. И этого, уверяю, более чем достаточно в данной ситуации.

– Да-да, практика… – волшебника не смутило, что Грейстоун очень быстро перескочила с темы; он был убежден, что Зоуи говорила про какую-нибудь свою аспирантскую практику в качестве школьной гадалки-прорицательницы, поэтому понимающе кивал. – Прекрасно понимаю твою усталость, я сам на пределе, да, – в ритме комментарий-глоток алкоголя Кроуфорд продолжал слушать о бедах подруги. Всё вело к весьма щекотливой в данный момент теме – Пире. Что творилось с рыжей, он сам не понимал; знал только одно: она специально доводила его, чтобы… наверное, всё-таки просто так, потому что вразумительных причин такого поведения он до сих пор не нашёл. Оказалось, не один Алекс стал жертвой Гарсиа, только почему его девушка начала вообще общаться с Грейстоун – это пока тайна. – То есть как, в смысле она напала? Ты пострадала? Но, блин, я реально не знаю, что с ней творится. Типа она вся такая хорошая была, добрая, а сейчас у неё истерики. Но я-то думал, что она из-за меня так бесится. Чем ты так заслужила кстати её внимание?

Кроуфорд пока что опустил все подробности их личной жизни с Гарсиа. Не потому, что не доверял Зоуи, наоборот, эта блондиночка всегда могла дать дельный совет (или предсказание!), она была в курсе всех зло(при)ключений Алекса. Скорее он промолчал, потому что Грейстоун и без лишних слов представляла себе всю ситуацию. Вопрос про цепного пса – риторический.
Зоуи Грейстоун
Бесполезно было читать Зоуи какие-то лекции, да и Алекс вроде не собирался этого делать, умничка прям. Не стоило сейчас загружать мозг девушки бесполезной информацией и историями, которые она наверняка тут же забудет. В своей же голове Кроуфорд уже точно устроил целое занятие по изучение этих существ со странным названием, но самой же Зоуи это не нужно было. Она едва избежала опасного разоблачения, и все практически все мысли были заняты ругательствами на свой длинный язык. Нет, конечно, ей не очень нравилось, что она что-то скрывает от друга и Риана, но ей приходится это делать ради их же безопасности. Мало ли что той блондинке взбредет в голову, узнай она, что ее маленькая ученица растрепала об этих частных "уроках" половине замка.

-Я-то не пострадала, - усмехнулась девушка, вспоминая разъяренное лицо Гарсиа, когда та подлетела в бывшей подопечной. -Но зато пострадал мой воротник и нарушено личное пространство. Она еще и палочкой хотела мне пригрозить, по крайней мере, я заметила, как она скрыла ее в рукаве мантии, - Зоуи фыркнула и уткнулась в стакан. Его содержимое мгновенно исчезло и также быстро пополнилось. Грейстоун же нахмурилась. Она снова начинала злиться и раздражаться. -Это все из-за этого Алехандро, гори он в адском пламени, прости Мерлин! Как-то я не дала ему самоутопиться, но не так на эмоциях выразилась, и твоя благоверная решила, что я пыталась сама его утопить в качестве мести. Пресвятые гиппогрифы, это же надо так, а!

Блондинка со злости крепко сжала стакан. Хорошо, что толщина стекла была приличной, иначе бы сейчас в руке у Зоуи была горстка осколков.

-Почему так сложно понять, что у всех людей разное мнение и отношение к другим, зачем мне снова навязывать эту несуществующую любовь к нему? Особенно в тот момент, когда у меня впервые в жизни все идеально. - Грейстоун залпом опрокинула в себя полный стакан и неприятно поморщилась. -Не хочу думать больше об этом, и так достаточно натерпелась. Хочу думать о хорошем. Ведь у меня есть Риан, есть ты, и все прекрасно.

Зоуи подняла глаза на Алекса и сделала очередную попытку улыбнуться. На этот раз ей удалось сделать это с настоящей искренностью. И ведь правда, если бы не эти чудесные мужики, Зо уже давно бы пошла по печальной для себя дорожке.

-Я люблю тебя, Кроуфорд, - продолжая улыбаться, тихо проговорила аспирантка. Горячительное содержимое в организме уже начало давать о себе знать. Кажется, она всосала алкоголя больше мужика? Не страшно, закажем еще, и тогда хватит всем.
Алекс Кроуфорд
Обреченно потупив взгляд (и это еще не действие алкоголя сказывалось), Кроуфорд слушал возмущения Зоуи. Просто мыльная опера, это точно. Причём Зоуи в ней – невольный участник, а режиссирует его возлюбленная, которой почему-то вдруг захотелось драмы. И ладно бы Гарсиа третировала Алекса – он всё способен стерпеть, он толстокожий; но нет, надо донимать почти что случайных людей. Про Алехандро ирландец знал многое: он был хорошим, даже способным студентом; его хвалил профессор Уайт (а это дорогого стоит); про их недо-отношения с Зоуи Алекс тоже слышал. Когда мёртвого паренька нашли в Хогсмиде, Кроуфорд помогал – тайно – расследовать убийство старосте деревни, потому что, как говорит С., этим аврорам нельзя доверить столь странное дело. Всё это время ирландец пытался помочь Пире справиться с утратой, да, видно, безуспешно: девушка на этом фоне кукушкой поехала. А он-то винил себя.

– Блин. Забей. Кажется, ее надо показать Иден, потому что у Пиры долгоиграющая истерика. Она пытается искать какие-то зацепки, что-то исправить, хотя… черт, я щас скажу такую плохую вещь, но… Ала-то нет больше в живых. Вопросы все сняты, ну, кроме единственных, касающихся загадочных обстоятельств смерти, – когда Кроуфорд начинает говорить длинными предложениями, но не находится на своей лекции – значит Кроуфорд начинает напиваться. – Ух, не туда меня несет, да? Ты ела сегодня? Я жутко проголодался. Снова.

Алекс добил еще один стакан виски и со смачным хлопком поставил его на стол. Жестом показывая Грейстоун, что вот буквально через пять сек вернусь, погоди, не злись, просеменил к барной стойке. Ларс пожимал плечами по мере того, как Кроуфорд называл какие-то незамысловатые блюда вроде клаб-сендвичей или хотя бы маринованных яиц; в конце концов, ирландец вернулся с новой бутылкой огневиски и миской орешков.

– Это, – поднимая бутылку перед собой, объяснил волшебник, – чтобы через 10 минут за ней не бегать. А это, – плюхнул миску рядом с Зоуи так, что пара фисташек вывалилась на грязный от пива и чего-то еще стол, – нам на пожрать. Маловато, соглашусь. Но не пофиг ли? Короче, пока я бродил туда-сюда, я решил поговорить за жизнь, так сказать, с Пирой. Это вообще не её дело; да будь Алехандро жив, это тоже было не её дело. У нас всё круто, забудем эту ересь! Ну, в смысле… у тебя и Риана. Во, в тему как раз тост – за вашу любовь!

Бородач отхлебнул горячительного напитка. Как там поется? «Магия цветов со льдом в наших стаканах», только вот стаканы малость грязноваты, льда в трактире нет ровно столько же десятилетий, сколько нет свидетельства о прохождении санитарной инспекции (в этот момент Кроуфорд, кажется, раздавил таракашку под столом, постукивая ногой в ритм песни, которую вспоминал), а сама жидкость не представляла никакого разнообразия – темно-оранжевое пойло. Но кого это интересует?

– Я тоже тебя люблю, Грейстоун. Мне одному хочется потанцевать? Черт, давно я не расслаблялся, старуха, эх, давно! Тебе обновить? Потому что мне уже пора. – Не дожидаясь (естественно) положительного ответа, волшебник добил первую бутыль и откупорил крышку второй. Характерный треск огня донесся до друзей – фирменный знак огневиски Огдена. Если такой звук не проследовал, то можете быть уверены, что пьете разбодяженное пойло. – Скажи мне, я плохой человек? Только не ври, я от тебя любые гадости стерплю.
Зоуи Грейстоун
Зоуи, сама того не замечая, повторила за Кроуфордом его же действие – также обреченно потупила взгляд. За какие грехи Пира к ней вообще прицепилась? Ну, узнала она, что Зоуи и Алехандро когда-то давно в прошлом состояли в некоторых отношениях, и что с того? Грейстоун же никого не заставляет обсуждать свое прошлое и вспоминать о тех, кто когда-либо доставил массу неудобств. Нынешние отношения обсудить – это можно. Но не прошлые. Прошлое всегда должно оставаться в прошлом.

Волшебница опустошила остатки стакана и просто махнула рукой. Ей была крайне неприятна эта тема, которую она сама же и начала. И уже пожалела, что Кроу втянула в это. Хотя, ему стоило об этом знать.

-Это не загадочные обстоятельства, - Зоуи хмуро усмехнулась, не поднимая на Алекса глаз. –Я видела более загадочные обстоятельства, чем… у него. – Девушка отодвинула от себя пустой стакан и снова махнула рукой. Ни одну из тем она продолжать не хотела. –Уже забила. Но я заранее предупреждаю, - Она все же подняла на мужика темные глаза и предупреждающе выставила вперед указательный палец. –Если она еще раз заведет эту тему, хотя бы косвенно, я за себя не ручаюсь.

Зоуи хотелось думать о хорошем, вспоминать хорошее, но, действительно, если Эспирансо вновь начнет напоминать об Алехандро и о том неприятном моменте, то аспирантка еще попутно начнет вспоминать еще совсем свежие навыки Темных искусств.

-Все, - Грейстоун слегка встряхнулась, пытаясь сбросить с себя вновь навязавшиеся мысли. –Все, прочь всякую чушь. Да, у нас все прекрасно. И не только у меня и Риана, но и у нас с тобой тоже. – Грейстоун вновь пьяненько улыбнулась Алексу. –Я ведь не пилю тебя своими истериками, и ты всегда можешь прийти ко мне расслабиться и отдохнуть, - Предложенный тост оказался очень в тему, потому как настроение Зоуи стремительно начало подниматься. –За любовь! - вновь наполненный стакан в мгновение ока оказался в крепкой хватке тоненькой девичьей ручки.

За все время общения Зоуи и Алекс стали настолько близки, что даже говорить ничего не нужно было. На любой вопрос ответа не требовалось, так как любой из них знал правильный ответ. Вновь опустевший стакан девушки заполнился свежим огневиски из новой бутылки.

-Ты? Плохой? - Грейстоун сначала звонко рассмеялась, но потом ее лицо стало серьезным, и с такой же серьезностью девушка начала вглядываться в Кроуфорда, слегка прищурив глаза. –Нет. Нет, абсолютно нет! Ты же просто чудо, само очарование, изумительный, восхитительный, добрый и чуткий!.. – Хмельной запас слов-синонимов начинал иссякать. Зо немного добавила в свой организм градусов в надежде, что это поможет дальше ей описывать всю чудесность Алекса. Но чет как-то не сработало. –Ты не можешь быть плохим! Никогда вообще, ты че ну, глупости говоришь. Вот кто тебе такое сказал, а? – Зоуи сейчас была готова нашлепать любому, кто посмел о таком вообще намекнуть любимому бородачу. Нет, ну это неслыханно!
Алекс Кроуфорд
Искренние комплименты заставили Кроуфорда покраснеть, причём доля алкоголя на данную реакцию была минимальна; он и сам знал, что не может быть плохим человеком, ведь всю жизнь старался поступать правильно, справедливо, так, как поступил бы главный герой из комиксов (особенно Алексу почему-то нравилось себя ассоциировать с Тором, кстати о птичках). Однако в последнее время закрадывались такие мысли, от которых ирландец себя считал самым гнусным, маленьким из людей. В этом признаться тяжко, но на то и есть друзья, чтобы выслушивать пьяный бред и давать такие же пьяные советы. И как знать, может подобные советы – лучшие советы?

– Ты знаешь, какая ты прекрасная, а? – С глуповатой улыбкой на лице и с не самым ясным взором, Алекс взял Зоуи за руку – так он показал неподдельную благодарность за поддержку. Он опустошил стакан, налил ещё половину и тут же залпом выпил. Для храбрости же. Грейстоун поняла, что разговор предстоит серьёзный, поэтому ирландцу даже тянуться за стаканом подруги не пришлось – она сама его наполнила и отпила. – Мне никто не говорил, что я плохой человек. Я сам так решил.

Бородач опустил взгляд на деревянный стол. Его бы промыть водной струёй с напором побольше, налить дюжину очищающих зелий, снова промыть – может, тогда все эти засохшие пятна отойдут. Алекс вглядывался в трещины стола, пытаясь сформулировать мысль. Со стороны могло показаться, что мужчина очень похож на котика, который с живым интересом неподвижно смотрит в угол. Что ты там нашёл, котик? Почему ты не играешь с мышкой с пищалкой в заднице за 10 фунтов?

– Короче. Ты знаешь, что я люблю рыжую. Да, несмотря на все её несуразные истерики и прочую дичь, которую она иногда вытворяет. Это что-то уже не на уровне химии, я даже описать не могу, но, – Кроуфорд прервался, посмотрев на Зоуи. Ей это было давно известно, и Алекс виновато поморщил лоб. – Ты знаешь, какие у нас с ней проблемы. И я бы с радостью их решил! Десять минут, понимаешь, неужели эти десять минут стоят того, чтобы вот так ссориться? Ладно, я опять отвлекаюсь. Суть в том, что я начал давно замечать, что в мыслях далеко не верен Пире. Ну, ты смекаешь, о чём я. Ох, надо накатить! – Ирландец выпил ещё полстакана огневиски, чтобы озвучить мысль. Иначе-то никак не признаться в том, что долго было на уме. – В общем, меня привлекает одна девушка. Я, судя по всему, её тоже. И я чувствую, что поступаю жесть как неправильно. Я свинья, одна только мысль об этом меня заставляет содрогнуться. И всё же…

И всё же он постоянно думал о ней. Та девушка, о которой речь, так не похожа на Эспирансо. Она будто знает, чего так не хватает Кроуфорду. В последнее время ирландец засыпает, переписываясь в магболе с этой ведьмой, просыпается от её сообщений. Каждая ссора с Пирой только подталкивает его на отчаянный шаг. Мерзкий шаг. Но такой желанный шаг… Зоуи, надеюсь, ты прочла это всё в глазах Алекса, потому что сам он не способен это выразить словами.
Зоуи Грейстоун
Зоуи только рада была принести для друга хоть капельку счастья. Для Алекса она была готова распинаться часами о том, какой он классный и восхитительный. И судя по его зардевшим колючим щекам, казалось, таких приятных слов ему мало говорили. Если вообще кто-то из близких и любимых когда-нибудь говорил. Но Зоуи не жалко, она только рада восхвалять достоинства Кроуфорда, потому как именно в таком свете он перед ней и представал.

Было ясно, грядет серьезный разговор. Зоуи не торопила Алекса, а лишь молча смотрела на него, вновь зажав его руку в своей ладошке, чтобы показать ту поддержку, которую девушка только могла дать, и которая сейчас как раз была необходима. Алекс говорил. Она ничего не говорила, ничего не комментировала и не спрашивала, хотя вопросов с каждым словом возникало невероятное множество. Каждый свой не озвученный вопрос Зоуи запивала горячительным напитком, словно старалась подавить его внутри, чтобы он уж наверняка не выбрался наружу и не застал мужчину врасплох.

-Я понимаю, о чем ты говоришь, - наконец тихо произнесла Зоуи, также по-прежнему вглядываясь в Алекса. И она действительно понимала его. Все эти ссоры угнетают, истерики по поводу и без только высасывают еще больше сил, чем пытаешься вложить в отношения. От этого всегда хочется скрыться, отдохнуть там и с тем, где такого не будет точно. Кто будет относиться к тебе так же, как ты этого и хочешь. В какой-то мере даже сама Грейстоун прошла через это, когда решила, что тусовки в хижине лесничего вместе с самим лесничим спасут ее от тупой тягомотины в отношениях с Алом. Только, назовем это так, «детский» случай. Правда, все обернулось куда лучше, чем планировалось, но в случае с Алексом Зоуи не видела такого же продолжения. Хотя, как знать.

-И я не вижу в этом ничего плохого, - Грейстоун улыбнулась и потрепала руку Кроу, которая до сих пор покоилась в ее ладони. –Да, это неправильно, но для тебя это будет лучше. Намного лучше, чем страдать целыми днями, да и еще попутно справляясь с истериками. Тебе просто нужна отдушина, и это нормально.

Хорошо, что у нее с мистером Б. не было никаких проблем. По крайней мере тех, о которых она вообще в курсе. И очень печально, что Кроуфорду приходится страдать буквально ежеминутно из-за любой чепухи, раз он решил податься на сторону.
Содержимое залпом.

-Раз ты так падок на левую сторону… А я?.. Я тебя привлекаю? – Зоуи склонила голову и томно, как могла, взглянула на Алекса. Ее сейчас устроит абсолютно любой ответ, начиная от неприятия блондинок и заканчивая ее прекрасными глазами или чем-либо еще. Это ведь так, чисто для справки. Все равно для нее самой не было никого лучше и сексуальнее ее любимого мужчины.
Алекс Кроуфорд
Наверное, именно это искренне желал услышать Кроуфорд: что его мысли не делают из него плохого человека, что в его ситуации задумываться о подобных вещах – нормально, что ему жизненно необходима отдушина. Только почему вина, что глодала его в последнее время чуть ли не постоянно, никак не унималась? Почему отвращение к себе не пропало после ласковых и одобрительных слов Зоуи и, напротив, комом в горле встало? Ирландец попытался утопить эти мерзкие чувства, залпом выпив очередной стакан огневиски. Напиток неприятно обжёг полость рта и горло, однако это было приятнее, чем тот спектр гадких чувств, преследующих его денно и нощно. Пора было либо идти за третьей, либо закругляться.

– Грейстоун, эх Грейстоун… – задумчиво протянул Алекс. Нельзя было сказать, что вопрос подруги застал его врасплох, но отвечать на него было бы немного некорректно. С одной стороны, Кроуфорд не мог соврать, потому что, ну, это не по-гриффиндорски (а все уже давным-давно знают, что даже в свои почти 30 лет этот непоседливый ирландец все так же принимает решения, основываясь на принципе «как бы сейчас поступил Годрик Гриффиндор», и, знаете ли, основатель львиного факультета мог бы гордиться своим давним подопечным). С другой стороны, Бреденворт. Точнее сказать, своего рода мужская солидарность. Риан – и друг что надо, и в целом мужик отличный, но вряд ли бы он по-братски понял Кроуфорда, заяви тот, что ему приглянулась Зоуи и вообще го меняться бабами. И все же. – Ты сама как будто это не смекнула, а? Или ты не помнишь, что было тогда… ну, в БК? Да и вообще, что тебе твой третий глаз подсказывает? – Волшебник демонстративно посмотрел туда, куда приличные парни заглядывают только в более интимной обстановке, и сделал всем знакомый жест бровями. – То-то и оно! Только я, – Алекс оглянулся: вдруг кто подслушивает (было бы что слушать), – чур, ничего не говорил. Давай тост: за твою пленительную красоту!

Чокнувшись, Кроуфорд осушил только что наполненный стакан. Грейстоун просто чертова провокаторша: до этого разговора Алекс чувствовал себя ужасной свиньей, представляя себя вместе с одной блондинкой, а теперь его мысли были заняты прекрасной картиной с уже двумя обворожительными блондинками. Русалки, встречайте его на дне, дальше уже некуда. Невероятным усилием воли прогнав будоражащие мысли (и, наконец, отведя взгляд с пикантных мест подруги), ирландец слопал пару фисташек.

– Все, я хочу жрать. Я просто не представляю, как ты, такая маленькая и хрупкая, выпив почти такое же количество спиртного, меньше меня наклюкалась, а есть совсем не хочешь. Или хочешь? Кстати, вот скажи, ты готовишь Дариану? Всякие там стейки, картошку? Или я с ума поехал и слишком многого требую от прекрасных и любящих дам? – О наболевшем, или почему Кроуфорда так задел тот факт, что Пира устроила ему истерику на почве кулинарии. Этого бородач понять и принять категорически не мог. Матушка ведь готовит бате; ба готовит деду. Либо современные девушки стали менее заботливыми, либо он не на ту лошадку поставил. И он очень надеялся, что верен не второй вариант.
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2022 IPS, Inc.